Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

Дорский поговорил с Юрием Динабурским из пражской «Дуклы».

В прошлом году на Sports.ru выходили интервью Евгения Шевелева и Сергея Титова – аналитиков клубов РПЛ, попавших в футбол из медиа (а Шевелев работал еще и милиционером в Нижнем Тагиле).

В начале 2020-го Никита Васюхин (аналитик «Зенита», тоже попал в футбол из медиа) в паблике «Блокнот» рассказал про Юрия Динабурского. Юрий начинал писать о тактике и статистике всего три года назад у себя в фейсбуке, а сейчас уже два года он аналитик в чешских клубах.  

Александр Дорский поговорил с Динабурским о начале карьеры через соцсети, сложностях общения с футболистами, когда ты сам никогда не играл на профессиональном уровне, и чешских легионерах, ставшими легендами РПЛ.

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

– Моя семья уехала из Екатеринбурга в Чехию, когда я окончил девятый класс. Родители всегда хотели, чтобы мы с младшим братом (разница в полтора года) получили европейское образование, потому что оба учились на врачей в Екатеринбурге и понимали, что тут ничего хорошего не будет. 

Поэтому все время, пока мы с братом росли, говорили либо об отъезде в Европу (гораздо чаще), либо о переезде в Москву или Петербург. В результате мы уехали, когда мне было 14 – все воспринимал спокойно, потому что в этом возрасте постоянно хочется приключений, а большой привязки к друзьям из Екатеринбурга у меня не было. Если честно, в школе там я узнал больше наркоманов, чем за двенадцать лет в Чехии. С 2009-го я ни разу не приезжал – судя по медиа, город не сильно изменился. 

Мы были готовы к переезду именно в Чехию – отец несколько раз ездил туда, мы с братом приезжали за год, к тому же еще в Екатеринбурге немного изучали чешский. В 2008-м было просто переехать в Чехию – нужно было лишь получить визу и открыть фирму.  

– Обычную визу?

– Тогда были разрешены предпринимательские визы – сейчас их нет. Грубо говоря, можно было приехать в Чехию по туристической визе, открыть там фирму за несколько тысяч евро и ждать год. Дальше подавалась налоговая декларация – если она была положительной, а фирма продолжала работать, ты получал предпринимательскую визу как директор. После этого к тебе приезжали родственники.

По такому пути эмиграции прошли очень многие. Теперь есть только рабочие визы, но их очень сложно получить. 

– Вы переезжали в Чехию ради образования – и ты учился на врача, как и родители, но работаешь в футболе. Получается цель в этом смысле не достигнута? 

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

– Да, ожидания родителей в отношении меня не оправдались, но брат получил образование в области биомедицины, работает биомедицинским техником в пражской больнице. А у меня есть только тренерское образование – очень сомневаюсь, что оно сильнее российского.  

Я бросил медицинский на четвертом курсе, за два года до получения диплома, потому что понимал, что это – не мое. По большому счету я ушел в никуда, пусть за небольшие деньги и помогал InStat в сборе статистики в чешской лиге. Где-то год решался, родители пытались отговорить, но я твердо решил, что не буду доучиваться на врача.  

Так летом 2017-го появился мой блог о чешском футболе в фейсбуке, который, по сути, и привел меня к тому, чем я занимаюсь сейчас.  

Чешские тренеры не видят всю концепцию игры, но научили пониманию правильного расположения к атакующему игроку и убедили, что не любая передача реальна

– Как появилась идея завести блог? Как тогда вообще писали о чешском футболе?

– Мне повезло – я занял свободную нишу. Года два читал все подряд на Spielverlagerung, на Sports.ru, где были популярны Вадим Лукомский и Никита Васюхин, а потом внезапно понял, что в Чехии вообще никто не пишет о продвинутой статистике. 

Я завел отдельную страницу на фейсбуке, которую назвал «Футбольный гик» – не думаю, что фейсбук можно вообще кому-то советовать, но я решил писать там. Сначала были xG-разборы матчей (тогда в открытом доступе была модель Майкла Кейли) – со временем заскучал и стал делать тактические разборы со скриншотами. 

Внезапно страница стала относительно популярной – думаю, только из-за того, что раньше в Чехии никто не объяснял игру. Через три месяца на меня подписались 500-600 человек – в основном это были игроки и тренеры из локальных команд.  

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

Так на меня вышел владелец компании 11Hacks Якуб Добиаш – он позвал меня в чат, где были молодые чешские тренеры, увлеченные тактикой. Я переводил тексты со Spielverlagerung, делал нарезки по Гвардиоле, Сарри – мне ничего не платили, мне просто было интересно делиться мыслями уже не на широкую аудиторию, а с людьми, находящимися внутри футбола, объяснять то, что они не понимали.  

Одним из тренеров в том чате был Давид Голоубек, тогда работавший со «Спартой» U-16, а несколько месяцев тренировавший даже основу. В 2018-м Голоубека назначили в «Слован», и я вошел в его штаб.  

– «Было круто объяснять молодым тренерам то, что они не понимали». Что именно?

– Так как я не играл в футбол, не умел оценивать детали – о чем честно говорил тренерам. Я должен был разъяснить концепцию, а ее детали ложились на них.  

Проблема большинства чешских тренеров – неспособность глобально смотреть на игру, объединить разные фазы в концепцию. Например, они не понимают для чего игроки двигаются в первой фазе атаки, как это связано со второй-третьей. Они видят деталь – допустим, игра у чужой штрафной – и смотрят на то, кто открывается правильно, а кто нет. При этом они не понимают, как команда вообще дошла до этих позиций.  

Например, для них открытие, что Нагельсманн специально использует длинные передачи, чтобы преодолеть первую линию обороны соперника. На это они скажут, что у Нагельсманна есть крутые защитники, которые отдают качественные длинные передачи, и нападающие, которые качественно их принимают. 

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

Конечно, я и сам многому учился – например, с какой стороны нужно играть по сопернику в обороне, как правильно ставить корпус. При навесе центральный защитник должен делать спиной последние два шага, чтобы видеть соперника перед собой. Мне кажется, это невозможно понять, если ты не играл сам или не общался с людьми изнутри. 

Когда я вел блог, мне казалось, что любая передача реальна. Начав общаться с тренерами, понял, что это не так – в Чехии мало игроков, которые отдадут точный пас по нужной траектории и силе на 20-30 метров.  

– Ты – фанат главного тактического сайта планеты Spielverlagerung. Три текста, которые помогут разбираться в тактике почти всем?

– Мне кажется, так нельзя говорить, потому что пониманию тактики больше всего учатся на тренировках. 

Если говорить о Spielverlagerung, то обязательны к прочтению все статьи Рене Марича (помощник Марко Розе в «Зальцбурге» и гладбахской «Боруссии» – Sports.ru). Он подходит к футболу не как к игре цифр, а как к игре с большим пространство-временным давлением. Но Марич – визионер, человек, который больше понимает, чем умеет рассказать. Если ищете автора, который детально понимает игру любого тренера – Пабло Родригес, работавший в академии «Атлетика» из Бильбао, а сейчас сотрудничающий со Statsbomb. 

Самое важное при общении с игроками – правильная терминология и открытость. Почему постоянные смены позиций по ходу игры мешают

– В «Словане» ты отвечал за разбор соперника. Как ты понял, на что нужно обращать внимание?

– Из статей Spielverlagerung понял, что каждую фазу игры нужно рассматривать отдельно. Если упрощать, то каждая игра делится всего на пять фаз: 1) начало атаки, 2) переход через среднюю зону, 3) завершение атаки в финальной трети, 4) переход из обороны в атаку, 5) переход из атаки в оборону. 

Когда это понимаешь и ищешь принципы работы команды в разных фазах, узнаешь о деталях тактики. Для того, чтобы понять тактику в целом, разбираешь, что команда делает в первой фазе, чтобы вторая и третья были успешны.  

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

В «Дукле» я почти не занимаюсь анализом соперника, потому что в этом нет необходимости. Во второй чешской лиге много похожих команд – мы оттачиваем свою игру (хотя каждая тренировка не похожа друг на друга), потому что она может работать против всех, может быть, за исключением двух-трех команд высшей лиги. После Нового года во всех матчах «Дукла» владела мячом больше 70%, наш вратарь играет в 38 метрах от наших ворот – нет нужды изучать позиционные атаки соперников, потому что мы не отдаем им мяч. 

«Дукла» может играть 4-3-3, 3-4-3, сейчас чаще играет 3-5-2, но это не меняет картину игры. Для нас важно, чтобы и в атаке, и в обороне игроки находились на одинаковых расстояниях друг от друга – по принципам это похоже на «Аякс» Эрика Тен Хага. 

– Если во второй чешской лиге много похожих команд, какие главные вещи их объединяют?

– Первое – переход в атаку через длинный пас и забегания за защитников. У кого-то нападающие выдергивают защитников, а в пространство вбегают фланговые полузащитники, у кого-то фланговые полузащитники уходят в середину, а вбегают крайние защитники, но это детали одного принципа. 

Второе – много пространства между линиями. Почему-то тренеры безалаберно относятся к этому пространству – во второй лиге его вообще не умеют защищать. 

– Ты рассказывал, что у тебя были проблемы в общении с игроками в «Словане», а в «Дукле» их нет. Тебя не воспринимали, потому что ты пришел в футбол с улицы? 

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

– Чтобы нормально общаться с игроками, нужно использовать правильную терминологию. Они не знают, что такое продвинутая статистика, что такое глубинный плеймейкер, что такое проникающая передача. В Чехии нет термина «полуфланг». Когда я говорил, что нужно использовать пространство в half-space, игроки не понимали, что я имею в виду. Когда игроки не понимают – они тебе не верят.

Второй момент – с игроками нужно быть максимально искренним, делиться деталями не только о матче, но и о твоей личной жизни. Игроки должны понимать, что ты – такой же человек, который хочет им помочь, но изначально они воспринимают тебя как тренера, пришедшего создавать сложные условия. 

В «Словане» я думал, что все игроки – профессионалы, которые постоянно ищут информацию, как им стать лучше. На самом деле они хотят играть в футбол, получать деньги и отдыхать – а ты должен убедить их, что с помощью твоих видео они будут играть лучше. Для этого нужно не только искренне интересоваться их проблемами, но и рассказывать о себе.

– Понял, что в общении что-то не то еще в «Словане» или уже после ухода из клуба?

– Да с первого занятия – при просмотре видео и пояснениях к нему бросается в глаза, как тебя воспринимают. Ко мне подходили помощники главного тренера: «Юр, в следующий раз меньше деталей, больше внимания какой-то одной фазе. Давай сокращать время теории, подумай, как правильно говорить». Возможно, они ничего не понимали, как и игроки, но в этом было неловко признаваться – я молодой парень, только пришел в футбол, конечно, сильно бы расстроился.

За последние пару лет большинство игроков «Слована» перешло в «Славию», играют за сборную Чехии – они меня не любят, я понимаю за что. 

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

В «Дукле» отношения с игроками намного лучше. К ним я пришел только через работу – еще в «Словане» в какой-то момент я сильно ограничил общение с игроками и просто слушал, как с ними общаются тренеры. 

Сначала меня поразило количество мата – даже не для мотивации, а при обычных объяснениях. Оказалось, так многим игрокам становилось понятнее, что нужно делать. Еще один момент – общение на завтраках. Простейший пример – тренер подходил к игроку, любившему баскетбол, и спрашивал, как кто-то сыграл в НБА. 

Терминология тоже сильно отличалась от моей. Например, я говорил «передача за линию обороны», а тренеры – «отдать на забегание».  

– Важнейший вопрос – что же делать с полуфлангами?

– В «Дукле» на сборах мы расчерчиваем поле на пять коридоров, так что полуфланг – второй коридор. Тренеры прекрасно понимают, о чем идет речь, но у них нет терминологии, поэтому такое простое название.   

Правда, на базе сложно расчертить поле – у нас есть травяное поле, но оно такого качества, что игроки хотят тренироваться на искусственном. 

– Ты работаешь в футболе чуть больше двух лет. Сейчас понимаешь свои главные заблуждения, когда просто вел блог?

– Возможно, главное – считал, что хорошо, когда игроки часто меняются позициями. Кажется, что ограничение в смене позиций – путь к механизированию и автоматизации, но ключевое, что есть в игре – удержание позиции для создания пространства. Для того, чтобы продвинуть мяч, нужно занять определенные пространства – так мы освобождаем другие пространства.  

Есть три зоны, через которые лучше всего атаковать – перевод на фланг после атаки другим, зона за спиной второго центрального защитника, которую очень сложно защищать, и зона между линиями.

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

Для того, чтобы атаковать эти зоны, нужно занять определенные позиции – если у нас игроки постоянно меняются, они путаются. Перемещения должны осуществляться двумя-тремя игроками, а не всей командой.  

При этом в «Дукле» главный тренер Роман Скугравый и его помощник Рихард Полак дают игрокам полную свободу в части принятия решений – это очень редкое качество для чешских тренеров. У тренеров старой школы четкие установки – например, мяч у правого защитника, атакуем через правый фланг. Мне кажется, задача тренера – показать игрокам пространство, которое они будут занимать, чтобы другие игроки знали, куда играть. 

Также теперь понимаю, что в прессинге гораздо важнее то, что делают атакующие игроки, а не оборонительные. Ключевое – движение игроков атаки, в нем важны детали, и без него ничего не сработает. 

Третье – заблуждался, что почти у всех команд многие вещи запрограммированы. Это не так – очень много вещей делаются случайно. 

Чешские легионеры РПЛ вспоминают алкоголь и деньги. Как Антонин Кински делает из сына супервратаря

– Ты пересекался с Иржи Ярошиком, Камилом Чонтофальски, Мареком Чехом, Антонином Кински. С кем сложился самый тесный контакт?

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

– Со всеми, но пока меньше всего знаком с Чонтофальски – сейчас он работает тренером вратарей в «Теплице» и недавно мы поступили на тренерские курсы, учимся на лицензию B.  

Знаком с Мартином Йиранеком, Яном Голендой, Томашем Чижеком – он до сих пор играет за вторую команду «Яблонеца».  

Море денег и алкоголя, далекие перелеты и черный нал вспоминают все. Первым о перелетах рассказывал Марек Чех, игравший за «Луч» – у него сначала был страх из-за времени полетов и древних самолетов, но после половины бутылки водки он исчезал. 

Наверное, больше всех Россией прониклись Ярошик и Чех. В «Словане» мы поехали на сборы на Кипр – в один из дней собрались тренерами, обсуждали тактику, а потом почему-то стали говорить о России. В конце вечера я обнаружил Ярошика и Чеха, певших «И снится нам не рокот космодрома» с российскими музыкантами.  

– Про деньги и алкоголь все понятно, но, может, кто-то рассказывал особо дикие истории про них?

– Перед матчем с одним московским клубом к одному из чешских игроков приехали с пятьюдесятью тысячами долларов за невыход на поле. Игрок отказался – ему пригрозили, но он вышел на поле и сыграл хорошо.  

После матча этот игрок получил премию от своего клуба – в три раза больше, чем предлагали люди, связанные с московской командой. Когда владелец клуба раздавал деньги, он специально подошел к чешскому игроку: «Не бойся, я обо всем знаю, разберемся». После этого у футболиста никогда не было проблем в России.  

– В «Дукле» играет сын Антонина Кински – тоже вратарь. Ты писал, что Кински как-то нереально вкладывается в карьеру сына. 

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

– Да. Где-то с 11 лет у сына Кински (его тоже зовут Антонин) есть личный тренер по физподготовке и диетолог, мощное оборудование для развития реакции. При этом Кински-сын – очень целеустремленный парень, всех уважает, но понимает, что может быть лучшим.

Сейчас Кински-сыну 17 – готовим к основе «Дуклы», это случай, когда мы будем показывать игрока, при этом не думаю, что в ущерб результату. Кински-сын очень хорош на мяче, при этом у него еще и фигура отца – например, очень длинные руки.  

– До 16 лет Кински-сын хотя бы раз в неделю играл правым защитником. Это как?

– Это система «Дуклы», которую ввел тренер Томаш Обермайер. Его почти никто не знает, потому что как вратарь он всегда был вторым – в том числе в «Спарте». Обермайер пришел к тому, что для хорошей игры ногами вратарю нужно выходить в поле – например, основной вратарь «Дуклы», которому всего 18 лет, до прошлого года играл нападающего в юношеской команде. 

Так что история с позицией Кински-сына – не ноу-хау отца, а программа тренера вратарей «Дуклы». Естественно, у Кински-сына были предложения от «Спарты» и «Славии», но отец все отклонял из-за Обермайера и того, что «Дукла» всегда играет низом и от вратаря – а в Чехии вратарю сложно развить игру ногами.  

–  Как такой контроль отца сочетается с обучением в академии? 

–  У «Дуклы» нет такой академии, как, например, у «Краснодара» – ребята тренируются раз в день, поэтому нет никаких проблем. Кински-отец ходит на все матчи сына, а теперь после того, как мы подтянули сына в основу, ходит на все наши тренировки. Сидит, смотрит на тренировки, после них общается с тренерами вратарей.  

– Ты писал, что Кински-сын изучает три языка в школе. Тоже специальная программа?

– Все игроки школы «Дуклы» учатся в ближайшей школе – понятно, что нужен специальный график посещения занятий из-за тренировок. Кински-сын учится в другом месте – отец считает, что, если сын не может одновременно хорошо тренироваться и учиться, из него не получится большого игрока. 

Кински-отец не хочет, чтобы сын оставался в Чехии – скоро должен состояться переезд в Западную Европу. Поэтому Кински-сын хорошо знает английский, учит немецкий и еще один иностранный язык. 

Перед рестартом чемпионата Чехии решили, что вылетает одна команда, а две играют в стыках. У двух претендентов на вылет нашли коронавирус, лигу не доиграли и расширили, кинув третью команду первой лиги

– Последние два тура высшей лиги Чехии отменили из-за коронавируса – теперь «Дукла», которая боролась за выход в нее, еще на год остается в первом дивизионе. Что у вас вообще произошло?

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

– Чемпионат Чехии довольно коррумпирован, как и большинство лиг Восточной Европы – почти все решает, у кого сильнее крыша. У «Дуклы» крыша очень слабая. 

Высшую лигу должны были доиграть для того, чтобы определить, кто вылетает. 16-е место вылетает напрямую, 15-е и 14-е играют стыки с командами из второй лиги. Когда клубы принимали решение о возобновлении чемпионата, единогласно проголосовали за вылет последней команды и расширение лиги до 18 команд. Второй вариант – досрочно завершить сезон, но за него никто не проголосовал. 

Те, кто стоял на вылет, в один момент поняли, что единственный способ остаться в вышке – недоиграть чемпионат. Плюс такая схема была выгодна «Зброевке», которая занимала второе место в первой лиге – это команда из Брно, второго по размеру города Чехии. В результате лигу расширили до 18 команд – никто не вылетел, а из первой лиги добавились две команды.  

Конечно, это абсурд. С 1 июня в Чехии не действует никаких ограничений, а чемпионат остановили 3 июля, когда в вышке нужно было доиграть два тура, а в первой лиге – три.  

«Дукла» этому не удивлена – нам нужно было занимать второе место. Если бы мы шли вторыми, а «Зброевка» – третьей, нет сомнений, что чемпионат бы доиграли. 

– Вы не пытались выяснить, действительно ли в «Карвине» и «Опаве» были заболевшие? 

– Сейчас идет расследование по «Опаве» – у них действительно заболел один игрок, но эпидемиологическая станция считает, что были нарушены предписания. Теперь разбираются, как именно игроки «Опавы» их нарушали, в какой мере и какое наказание их ждет. 

Нарушали ли игроки «Карвины» и «Опавы» правила специально, я не знаю. Естественно, нет никаких доказательств. 

– А какие предписания были? Вас жестко закрывали на базе?

Вел тактический блог на фейсбуке – и попал в профессиональный клуб. Интервью русского аналитика из Чехии

– Все решения принимались местными санэпидстанциями. Было два варианта при обнаружении заболевших – либо всех отправляли в карантин, либо изолировали только заболевших, а остальных тестировали. Например, пражская санэпидстанция выбрала второй вариант, когда заболевшего нашли в «Славии». 

В «Опаве» закрыли всех. 

телеграм-канал/твиттер Дорского

Интервью Дорского с аналитиками клубов РПЛ:

«Почти вся статистика сегодня – это гомеопатия, в xG никто ничего не доказал». Интервью самого дерзкого аналитика России Шевелева

В нашем футболе еще можно мечтать: журналист Титов вел паблик о тактике во «ВКонтакте» и стал аналитиком «Динамо»

Вдохновение: аналитик «Зенита» Гайдовский учился в Лондоне, писал клубам АПЛ в LinkedIn и переплывает Босфор, чтобы не сойти с ума

Фото: instagram.com/jurij.dinaburskij; facebook.com/fotbalovyGeek; globallookpress.com/Peter Schatz/Peter Schatz / Pool; fkdukla.cz; instagram.com/fkduklapraha

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

четырнадцать + семнадцать =