В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

Осенью 2020-го полумифическая европейская Суперлига вернулась в инфополе. Две недели назад Sky Sports выстрелил инсайдом: «МЮ», «Ливерпуль» и другие топ-клубы при поддержке ФИФА обсуждают возможность создания нового закрытого турнира. Он будет включать 16-18 лучших команд Европы, которые сыграют в два круга. И это не слухи – существование проекта Суперлиги подтвердил бывший президент «Барселоны» Жозеп Бартомеу. Президент УЕФА Александер Чеферин, правда, назвал идею популистской и несерьезной.

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

Вы точно не впервые слышите эту идею. На самом деле ей уже больше 20 лет. Первую попытку создать Суперлигу предпринял еще Сильвио Берлускони в конце 80-х: тогда УЕФА быстро пошла на компромисс и превратила Кубок чемпионов в более коммерческую Лигу чемпионов. Но через 10 лет случилась новая попытка – и ее последствия до сих пор влияют на футбол.

Суперлигу придумал молодой итальянский предприниматель. Он перенес серию А на кабельное, а затем нацелился на всю Европу

Сначала вспомним, как был устроен рынок спортивного ТВ в 90-е. Во многих странах футбол транслировался по бесплатному ТВ, а если и продавался – то за небольшие деньги. Из-за этого телеправа (важнейший источник дохода в 2020-м) стоили очень мало. Исключением была Англия, где после революции и перехода АПЛ на платный канал Sky Sports ТВ-деньги превратились в двигатель футбола.

В Италии все произошло чуть позже. В 1993-м на местном рынке появилась компания Media Partners International (MPI). Ее основал молодой предприниматель Родолфо Хехт. Долгие годы он работал в сфере финансов – в Merrill Lynch & Co (американский инвестиционный банк) и Fininvest SpA, которой владел Сильвио Берлускони (в будущем этот факт неоднократно припомнят Хехту). Хехт долгие годы был обычным болельщиком «Милана», пока не познакомился на трибуне «Сан Сиро» с парой единомышленников: Андреа Локателли и Энрико Бароцци. Оба отлично разбирались в спорте и бизнесе: Барози работал специалистом по инвестициям в банке JP Morgan, а Локателли был топ-менеджером в FinInvest. Втроем они основали Media Partners. «Мы были просто компанией безумных парней, которые обожают футбол», – вспоминал Хехт.

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

В основном MPI занималась продажей телеправ, первым клиентом стала Международная федерация лыжного спорта (FIS). В 1996-м Media Partners основали кабельный телеканал TeleCalcio, который на следующие три года получил эксклюзивные права на показ в прямом эфире матчей Серии А, Серии B и лучших игр Серии С. На бесплатном телевидении остались только редкие повторы. За несколько лет компания Хехта поднялась на вершину: подписку купила каждая третья итальянская семья, а Media Partners показала прибыль в 45 миллионов евро.

Но это было только началом. Итальянец решил изменить весь европейский футбол.

Суперлига магнитила деньги: Хехт привлек 1,2 миллиарда инвестиций и обещал заработать 90 миллиардов за шесть лет

Хехт с детства фанател от футбола, но со временем заметил в нем недостатки. В 90-х еврокубки жили по устаревшей формуле, которая размывала топ-клубы между двумя турнирами: в ЛЧ играли чемпионы своих стран, а в Кубке УЕФА – команды, занявшие места чуть ниже. Из-за этого в ЛЧ «Юве» и «Реал» рубились с чемпионами Польши, Чехии и Венгрии, пока остальные топ-клубы плескались в Кубке УЕФА.

Хехта раздражало большое количество проходных матчей: «Футбол всегда был ответом Америке на голливудские фильмы. Проблема в том, что футбол продавали совсем не так эффективно, как кино. Поэтому он приносит не так много денег».

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

После успеха Media Partners в Италии бизнесмен решил действовать: в 1997-м он придумал новый турнир – европейскую Суперлигу.

Формула простая – лучшие играют с лучшими. Клубные турниры УЕФА упразднялись. Суперлига должна была включать два дивизиона. В первом – 16 топ-клубов сооснователей. Они застрахованы от вылета и разыграют главный приз в двухкруговом турнире. Во втором – 16 клубов, занявших высокие места в топовых национальных чемпионатах. За непредсказуемость отвечал бы кубковый турнир Pro Cup. В него квалифицируются 56 победителей национальных кубков и клубы, занявшие высокие места во всех европейских лигах. Матчи Суперлиги должны были проходить по вторникам, средам и четвергам, чтобы не пересекаться с национальными турнирами. Хехт напрямую не атаковал местные лиги, но при таком формате (круговой турнир, где каждый играет с каждым) их будущее было сомнительным. 

Он хотел соблазнить суперклубы радикально огромными деньгами. Каждому участнику итальянец гарантировал минимум 30 миллионов евро (да, на тот момент евро еще не было, цифра пересчитана с учетом курса ЭКЮ, который 1999-м был заменен евро в соотношении 1 к 1) за сезон только от телеправ. Для сравнения: в сезоне-1996/97 «МЮ» дополз до полуфинала и получил от Лиги чемпионов только 6 миллионов евро.

Откуда деньги?

Во-первых, сторонние инвестиции. Организацию Суперлиги согласились профинансировать американцы. Еще в октябре 1997-го Хехт встретился в Лондоне с представителями американского финансового гиганта JPMorgan. По воспоминаниям Родолфо, в банке не сразу поверили в проект: «Когда кучка итальянцев прилетает в Лондон и начинает говорить о миллиардах евро… как бы сказать – вам не очень доверяют». В итоге JPMorgan и согласились инвестировать в Суперлигу 1,2 миллиарда евро.

Во-вторых, собственные доходы. Хехт рассчитывал, что с 2000 по 2006 годы Суперлига заработает 12 миллиардов евро (в отдельных интервью итальянец прогнозировал 90 миллиардов). Частично за счет спонсоров, но больше всего денег должно было сгенерировать телевидение.

В 1997-м УЕФА продавала права на еврокубки за небольшие деньги, матчи часто транслировались по государственным каналам. Хехт посмотрел на Америку и решил – почему бы не продавать платные трансляции?

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

«Лига чемпионов транслируется только по бесплатным каналам, это неправильно, – объяснял Хехт. – Нужно брать пример с Америки. УЕФА зарабатывает 500 миллионов в год. Американский спорт генерирует миллиарды, хотя там меньше семей. Просто в США поощряют предпринимательство. Я обещаю повторить такой результат в Европе».

Разумеется, продажа телеправ легла бы на Media Partners (в обмен на 5% в год от доходов Суперлиги). Хехт рассказывал, что у дверей компании моментально «выстроилась очередь из телевещателей», готовых транслировать Суперлигу. А сам итальянец устно договорился со Sky Sports Руперта Мердока.

Старт Суперлиги планировался осенью 2000-го. Оставался последний нюанс – убедить топ-клубы.

Топовые команды сомневались, а медиа писали, что Хехт подставная фигура Сильвио Берлускони

Хехт рассчитывал, что первый дивизион Суперлиги пополнят «МЮ», «Ливерпуль», «Арсенал», «Милан», «Юве», «Интер», «Барселона» и «Реал», «Бавария» и «Боруссия», «ПСЖ», «Марсель», «Галатасарай», «Бенфика» и «Аякс».

Весной 1998-го Хехт устроил себе тур по Европе. Он встречался с боссами топ-клубов и старался заразить их идеей Суперлиги.

«Я просто предложил клубам посмотреть на распределение доходов, – рассказывал бизнесмен. – В прошлом году УЕФА заработал 165 миллионов евро и отдал из них 17,8% своему маркетинговому агентству TEAM AG за ответы на телефонные звонки. Моя миссия – повысить ценность клубов, а не маркетинговых агентств или бюрократических отделов».

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

Истинное мнение топ-клубов о Суперлиге даже спустя 22 года приходится собирать по крупицам и обрывкам инсайдов. Independent писал, что «МЮ» поддерживает Суперлигу, «Ливерпуль» – сомневается, а внутри «Арсенала» раскол. Заместитель председателя правления «Марселя» Жан-Мишель Русье выступил открыто (хотя мог и не попасть в основной каст): «Такая идея не может оставить нас равнодушными».

The New York Times писал, что в эти месяцы топ-клубы вели ночные переговоры напрямую с банком JP Morgan – чтобы убедиться в финансовых гарантиях турнира. 

Любопытно, что активнее остальных проект поддержали клубы из провинциальных лиг – «Аякс», «Бенфика», «Марсель». А вот топ-клубы заняли более осторожную позицию. 

«Мы действительно встречались с мистером Хехтом, – говорил директор «МЮ» Питер Кеньон. – Мы готовы слушать и узнавать больше. Его концепция любопытна: больше прозрачности, больше влияния клубов, увеличение мест для английских команд в еврокубках. Но у нас есть превосходная домашняя лига, и мы не собираемся ее ослаблять».

Многих смущало, что Суперлига увеличит разрыв между богатыми и бедными. Когда кучка суперклубов получает сверхдоходы, это убивает интригу внутри национальных чемпионатов. «Я против. Футбол – самый популярный вид спорта в мире. Нельзя делать его доступным для избранных», – говорил чемпион мира в составе Франции Бернар Диомед.

Хехт продвигал свой проект в медиа, но и журналисты относились к нему с недоверием. 5 августа The New York Times выпустил статью: «Суперлига испортит дух соревнования: у угонщиков европейского футбола толстый кошелек». The Guardian писал, что Родолфо Хехт – подставная фигура, за которой мерцает тень всемогущего Сильвио Берлускони.

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

И все же многих заинтересовала Суперлига. После завершения сезона-1997/98 УЕФА провел традиционную встречу с клубами в Лиссабоне. В тот день сразу несколько боссов топ-клубов признались, что всерьез раздумывают над предложением Хехта. Для УЕФА это стало красным сигналом.

УЕФА заняла жесткую позицию – сторонникам Суперлиги грозил бан во всех соревнованиях. Хехт назвал это террором

УЕФА предсказуемо бился за сохранение власти. В июне 1998-го выступил генеральный секретарь Герхард Айгнер:

«Суперлига разделит европейский футбол на богатых и бедных. Вторым никогда не попасть в Суперлигу и не заработать так много. Клубы, которые нарушат существующую целостность, попадут под определенные санкции. Любая команда, которая присоединится к проекту господина Хехта, будет исключена из всех соревнований ФИФА и УЕФА, а ее игроки не смогут сыграть на чемпионате мира».

Жесткая позиция УЕФА и ФИФА максимально усложнила задачу. Теперь команды должны были выйти из национальных чемпионатов ради Суперлиги. FA уведомила английские топ-клубы, что они будут исключены из АПЛ в случае поддержки Суперлиги. «Арсенал» и «МЮ» даже написали гарантийные письма, что никуда не уйдут.

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

«Все топ-клубы хотят Суперлигу, – говорил Хехт в интервью The New York Times. – Они бы подписали контракт прямо сейчас, если бы не страх и террор, обрушившийся на них со стороны ФИФА и УЕФА».

Хехт запаниковал и попытался договориться с УЕФА напрямую. Ключевой стала встреча в Женеве в начале сентября 1998-го. Итальянец хотел заручиться поддержкой УЕФА и предложил выделить из будущих доходов Суперлиги 3,6 миллиардов евро на молодежный футбол. Но генсек Герхард Айгнер не оценил предложение.

 «Айгнер был высокомерен. Он прочитал мне лекцию о том, что УЕФА старше меня, и я не имею права создавать Суперлигу», – вспоминал Хехт. 

А вот впечатление представителя ФИФА Гвидо Тоньони: «Господин Хехт был в отчаянии. Мы сказали ему, что он должен уйти. Он обманывает весь мир, его лига – спекуляция».

Примерно через месяц в Женеве состоялась новая встреча. На этот раз без Хехта. Топ-менеджеры двенадцати клубов обсудили с генсеком УЕФА концепцию Суперлиги и потенциальное отделение. Детали переговоров неизвестны, но, видимо, сторонам удалось договориться. После финала встречи Сильвио Берлускони вышел к журналистам: «Мы приняли решение. Совместно с УЕФА мы будем решать проблемы и работать над улучшениями. Никто не думает о выходе».

Клубы все же добились своего, и осенью 1998-го УЕФА объявил о реформах. С сезона-1999/00  Кубок обладателей кубков упразднили, ростер Лиги чемпионов увеличили с 24 до 32 команд, а суммарные выплаты участникам – до 590 миллионов. По новым правилам победитель получал 44-59 миллионов (раньше – около 10). Это бесконечно далеко от сумм, которые рисовал Хехт. Зато без сложной бюрократии, скандалов и радикальных решений.

Хехт моментально пожаловался на УЕФА в антимонопольную комиссию, но через несколько месяцев проиграл дело.

Позже Айгнер признался, что понимал – клубы просто шантажируют его. «Это правда, они воспользовались ситуацией и инициативой господина Хехта. Нам пришлось пойти на некоторые уступки, потому что мы не могли допустить отсоединения».

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

Инициатива Хехта изменила футбол. Клубы осознали свою важность и спустя 22 года все же продавили Суперлигу

В 1998-м революции не случилось, но расклад сил изменился навсегда. Топ-клубы осознали, что они – мощь и главный контентмейкер. Теперь они действовали с позиции силы и еще несколько раз лоббировали свои интересы, угрожая УЕФА расколом.

• В сентябре 2000-го 14 топ-клубов создали анклав G-14. Теоретически – для отдельного турнира. Но фактически клубы организованно давили на УЕФА и отстаивали свои интересы.

В начале нулевых жесткая полемика развернулась вокруг международных матчей. Клубы требовали, чтобы им платили компенсацию за травмы и отъезды игроков в сборные. В 2004-м ситуация обострилась, когда марокканец Абдельмаджид Ульмер получил тяжелую травму в матче за сборную в квалификации ЧМ-2006. Лечение заняло девять месяцев, Ульмер пропустил почти весь сезон, и его клуб – бельгийский «Шарлеруа» – занял пятое место в чемпионате (рассчитывали на чемпионство). Клуб потребовал компенсацию у Федерации футбола Марокко, и получил отказ – нигде не прописан механизм возмещений за травмы в сборных. Тогда «Шарлеруа» подал на ФИФА в суд. Топ-клубы поддержали бельгийцев и присоединились к иску: требовали 860 миллионов евро или часть выручки от чемпионата мира-2006.

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

Обсуждения длились несколько лет, и закончились в октябре 2007-го. УЕФА пошел на очередной компромисс и начал обсуждение компенсаций за матчи сборных. G-14 растворилась, а вместо нее появилась Ассоциация футбольных клубов – коалиция из представителей 100 стран, к которой прислушивались УЕФА и ФИФА.

• В 2009-м Перес устроил второе пришествие в «Реал» и сразу заговорил о создании нового турнира для топ-клубов. «Мы должны согласовать европейскую Суперлигу, которая гарантирует, что лучшие всегда будут играть лучше всех», – убеждал Флорентино. УЕФА опять пошел на уступки: ради телетрансляций матчи 1/8 финала развели на четыре недели. Раньше их показывали за две недели, поэтому игры накладывались друг на друга.

• В 2020-м эпопея достигла финала – топ-клубы уже совместно с ФИФА придумали европейскую Премьер-лигу. Ее появление может стать самой крупной реформой с 1998-го.

Зачинщики все те же – «МЮ», «Ливерпуль» и другие топ-клубы. Цель – увеличить количество матчей между большими командами (а значит – и доходы от зрителей и ТВ). Предполагается, что призовые составят больше 100 миллионов евро.

В 2000-м итальянский авантюрист почти запустил Суперлигу: нашел деньги в США, обещал клубам по 30 млн

Забавно, что и в новом проекте есть призрак Хехта. Организаторы Европейской премьер-лиги ведут переговоры с банком JPMorgan о предоставлении 4,6 млрд фунтов. Тем же банком, что в 1997-м согласился дать 1,2 миллиарда на первую версию Суперлиги. 

Реформы «МЮ» и «Ливерпуля» напоминают историю создания АПЛ. Тогда топы устали от соцсправедливости и захотели свободы

Фото: globallookpress.com/ULMER via www.imago-images.de/www.imago-images.de, rgb fotografie/imageBROKER.com, STUDIO FOTOGRAFICO BUZZI SRL via/www.imago-images.de, Michal Krumphanzl/CTK, Michael Weber/http://imagebroker.com; Gettyimages.ru/Stu Forster /Allsport, Ben Radford /Allsport, Mark Thompson /Allsport, Shaun Botterill

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

восемнадцать − 11 =