«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

Коллеги провожают учителя и старшего товарища.

Сегодня из жизни ушел комментатор Юрий Розанов, ему было 59 лет. Юрий Альбертович сам пришел в профессию гораздо старше многих, кто в ней начинал, и стал для большинства молодых коллег наставником.

В этот трудный день мы попросили их вспомнить о работе и жизни рядом с Розановым.

Михаил Поленов

«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

– Мы знали, что с Дяденькой происходит. И знали, что это неизбежно. Но к этому нельзя подготовиться – новость все равно стала тяжелым и неожиданным ударом. Дяденька – это пример того, как можно расположить к себе всех. Я не знаю ни одного человека, кто от дяденьки бы не кайфовал.  

Благодаря Дяденьке я вообще в профессию попал. В 2004-м смотрел «МЮ» – «Реал» – тот матч, когда 4:3 закончилось. Комментировали Розанов и Уткин, они говорили легендарные фразы вроде «Радиоуправляемая атака» или «Мама, веришь ли ты, что я смотрю этот футбол?» Это был разрыв аорты и шаблона. Мне тогда показалось, что я хочу заниматься этим всю жизнь.

Моя любимая история про Дяденьку связана со ставками. Он любил поиграть, но не ради наживы и выигрыша, а ради фана. Однажды он зашел в комнату – ни здрасти, ни до свидания, прошел к столу. И, не снимая куртки, бахнул сумку на стол. Явно в плохом настроении. Все спрашивают: «Дядь, что случилось, что не так?» И Дяденька, клацая по клавиатуре, начинает бубнить: «Ну какой же я мудак, ну какой же я мудак!».

Мы никак не поймем: «Дяденька, да что же такое?» Он отвечает: «Представляете, вчера собрал экспресс, но не поставил. Ну, сомневался». А надо понимать, что дело происходило во время «Евровидения» какого-то года. Дяденька продолжает: «Собрал экспресс и не поставил, в «Локомотиве» были сомнения». Мы спрашиваем: «Какой экспресс-то?» Он отвечает: «Сердючка в тройке, а «Локо» – больше полутора сам».

Роман Нагучев

«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

– Последний раз я был у Дяденьки пару месяцев назад – перед Новым годом. Он был очень веселым, подкалывал меня за какой-то репортаж, где я сказал, по его мнению, что-то странное.

Сидели, болтали. Мне казалось, что потихонечку все образуется. Не было такого ощущения, что это все печально закончится. В последние месяцы мне казалось, что Розанов обретает себя, что осталось сделать несколько шагов, что он вот-вот вернется к микрофону, как и хотел. 

На нашей последней встрече он рассказывал, как тренируется комментировать. Помните матч, который он комментировал с Костей Геничем? Тогда Дяденьке не хватило сил на концовку. Это он начал исправлять. Просто сел дома и начал комментировать какой-то матч для себя. И понял, что ему хватает темпа на все 90 минут.

«Я выдерживаю, мне хватает понимания, нахожу для себя комфортный ритм, несколько раз провел такие тренировки, мне понравилось», – говорил нам Дяденька.

Мне очень тяжело и очень грустно. Потому что Розочка был не только комментатором, но и нашим другом. Спросите любого из коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг.

Михаил Моссаковский

– Дяденька еще в 2005-м, прямо с ходу, с порога, запретил мне, 19-летнему соплежую, обращаться к нему на вы. Хотя разница была огромная – не только в возрасте. При этом он сам никогда не расшаркивался, никогда не любезничал и, если надо, сразу крыл херами – это всегда было по делу.

«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

У Дяденьки мы все учились профессии. Это человек, мудрость которого с нами навсегда останется в его любимых фразах. Это ведь не только про футбол, но и про жизнь. Помню, когда Дядя уже болел, мы играли в футбол. Рома Нагучев сделал форму для команды «Матч ТВ» с надписью Never Give Up (с отсылкой к «Ливерпулю») и цитатами Дяденьки.

Одна из моих любимых его фраз: «Если ты с девушкой потанцевал 5 раз, а я 2, то совсем не факт, что она уйдет с тобой». В этой емкой мудрости был весь Дяденька. Мы будем по нему скучать. Это наш друг и наш учитель.

Еще хочу сказать про его жену. Эти два с лишним года, что Юра боролся, он боролся не один. Это была и ее борьба – жену Дяденьки зовут Жанна. У них были очень интересные отношения. Когда Дяденька в нашей комнате «8-16» кого-то крыл херами, а в этот момент ему звонила жена, он моментально менялся в голосе и вместо отборного мата звучали слова «любимка» и так далее.

Мы подсмеивались, но на самом деле за этими комичными словами Дяденьки стоят очень серьезные чувства. Эти чувства как раз показали свою силу в этой сложной ситуации. Жанна не просто была всегда с ним, а она была двигателем борьбы против болезни. И периодами борьба складывалась успешно.

Дядя ушел, а Жанна осталась без него – мне кажется, что это сейчас главная трагедия.

А Дяденьку мы, конечно, всегда будем помнить.

Дмитрий Шнякин

«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

– Идет собрание. Напряжение. Обсуждается тема футбольных студий, на которые имеют виды несколько отделов. Спор. И Дядя выдает влет: «То есть это как? Надо девочку соблазнить, домой привести… и соседа позвать?!» 

Истеричный смех, слезы, отличное настроение у всех. Так мог только он. За одно предложение.

Просто махина! Большой, мудрый, добрый, ворчливый, азартный, очень-очень разный. Он ругал нас за девальвацию слов «легенда» и «великий»: «У вас легенда каждый второй, кто по мячу пробил!» Но ведь сам ушел великим, легендой. Не ругайся, Дядь.

Комментаторы – это всегда вкусовщина. Кто-то нравится, кто-то – раздражает. Но Альбертыч – уникум, потому что уважали его все. Даже те немногие, в кого он не попадал словом. 

Кстати, его слов, разговоров с ним жаждали все коллеги. Но и в то же время все этого немного побаивались, потому что могло внезапно за что-нибудь прилететь. Он ведь всегда смотрел на вещи под своим углом – и там, где ты гордился, он отыскивал провал. Так часто бывало и со мной. Он меня вел, ругал, помогал, защищал и прибивал. Даже привычка выработалась: минимум раз за эфир представляю, что Дядя слушает репортаж. И вот-вот кинет смску: похвалит за то, что разбираю игру, но раскритикует за то, что много балаболю. Всегда буду ждать этих смсок от главного учителя.

Ребят, вы бы видели, как он был счастлив, дожив до еще одного внука. Как жена за ним ухаживала! Как философски говорил о скорой смерти и тут же добавлял: «Но угловые «Сити» успею взять». Как он стебал нас, щеглов, даже после жесткой химиотерапии, лежа, еле говоря. «Галкин, ты все равно не будешь зарабатывать, как нормальный Галкин». «Журавель женился? Жалко женщину». До слез. И от смеха, и от горя.

Мария Командная

– Когда умер Владимир Никитич Маслаченко, я приехала в «Останкино», и Юрий Альбертович, увидев мои слезы, сказал: «Пообещай, что, когда умру я, ты не будешь так сильно плакать».

«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

Увы, я не могу сдержать это обещание.

Я попала на «НТВ-Плюс» совсем девчонкой, училась тогда в университете, а параллельно пошла на «Плюс» стажироваться. И вот про то время я всегда говорю, что Розочка — это и есть мои университеты. Он был такой умный, такой ироничный, так много знал о жизни, о футболе, о литературе. И с удовольствием этими знаниями делился с нами.

Когда он приходил в легендарную «8-16», я любила садиться рядом, смотреть, как он прыгает по сайту букмекерской конторы, и слушать его рассказы обо всем на свете. Дяденька был как радио, он всегда о чем-то вещал, цитировал Венечку Ерофеева — оторваться было невозможно. 

Юрочка всегда с особой теплотой говорил о Жанночке. Его жена, любовь всей его жизни, совершенно потрясающий, нежный, любящий человек. Юра все делал ради этой любви, Жанна была смыслом его жизни. Жанночка, держитесь, пожалуйста, сил Вам! Сил, чтобы жить дальше.

Тимур Журавель

«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

– В первую очередь для меня Розанов – человек-глыба. Иллюстрация того, что профессия комментатора состоит не из профессиональных навыков, а из человеческого кругозора. Розанов был большой личностью – именно поэтому был большим профессионалом.

Розанов не просто комментировал 90 минут, а проживал их круче любого, задействуя все, что он знал о жизни. Поэтому его комментарии были такими крутыми.

Розанов любил вспоминать историю с Олимпиады в Сиднее. Как самый многостаночник, он комментировал саммари дня – нарезку всех главных событий.

Розанов сел за монитор комментировать саммари, а в это время выступал Алексей Немов. В итоге Юра переключил монитор на гимнастику, а в эфире шло саммари, которое он комментировал фактически вслепую. Если поднять архив и послушать, не заметишь, что процентов 30-40 саммари Юра смотрел Немова.

Василий Уткин

«Спросите коллег – любой скажет, что Дядя в первую очередь друг». Комментаторы вспоминают Юрия Розанова

– Надо идти, делать дела, среди прочего снимать выпуск, обсуждать проблемы, придумать пару-тройку шуток. 

Надо написать о тебе, мой друг, которого я больше не увижу, но сейчас у меня нет никаких слов. Когда закончится этот долгий день, я приду домой и посмотрю тот наш матч третьего года, ответный «МЮ» – «Реал». 

Досмотрю до конца, до последней минутки. 

Больше не увижу; зато услышу. 

Кстати, ради этого ведь все когда-то и затевалось. И прошло не без успеха. 

Прощай.

(Телеграм-канал Уткина)

Умер Юрий Розанов. Комментатор, под голос которого мы росли…

Фото: instagram.com/816room; instagram.com/komandnaya; instagram.com/realradioutkin; instagram.com/mossakovskiy/; instagram.com/nagutcheff; instagram.com/shhhnyak/

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

девятнадцать − семнадцать =