Шарапова и Джокович душевно поговорили

Чарующий лайв.

– По-моему, в последней рекламе Head я ударила тебе в яйца. И после этого ты выиграл несколько «Больших шлемов», так что, возможно, стоит повторить.

– После этого мне поставили новые яйца, так что в итоге все хорошо вышло.

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Так начался совместный инстаграм-лайв старых друзей – Марии Шараповой и Новака Джоковича. Они проговорили больше часа, и это вышло очень интересно по одной причине – Мария держала разговор в руках. Джокович тяготеет к долгим и абстрактным рассуждениям, но как только он в них пускался, то сразу получал либо отрезвляющую колкость («У тебя все интервью такие? Говоришь без остановки?»), либо конкретный вопрос.

В итоге мы получили микс интересных историй и чарующих конкретикой рассказов Шараповой – о переходе от теннисной жизни к «пенсии», источниках ее знаменитой несгибаемости и правильном построении личного бренда.

Знакомство: наглый Джокович выманил ужин

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Шарапова: «Мы играли небольшой выставочный турнир в Индиан-Уэллс. Я была молодая, ты был молодой – задолго до того, как ты выиграл хоть один «Большой шлем». Я даже не знаю, был ли у тебя тогда хоть один титул вообще.

По-моему, мы играли микст друг против друга, и ты сказал, что если выиграешь, я угощаю ужином. И я думаю: «Ага, конечно. Это кто вообще такой?» И ты выиграл и потом: «Все, идем ужинать. Сегодня. В японский ресторан». Я такая: «Ты серьезно? Мы с тобой – ужинать?»

В итоге мы пошли, и это было так смешно, потому что ты достал старый фотоаппарат и попросил официанта сфотографировать. У меня было ощущение, как будто я продала ужин с собой на аукционе».

Джокович: «Все так и было. Это правда. А ты помнишь, с кем мы играли?»

Шарапова: «Я вообще ничего не помню, кроме того ужина. И старого фотоаппарата. И официанта, который спрашивал: «Сфотографировать? Серьезно?» А ты ему: «Да-да-да, будет отличное воспоминание.

Оно на самом деле отличное».

Джокович: «Кстати, я потерял тот фотоаппарата и фотографию. Но ты должна признать, что проиграла матч специально».

Шарапова: «Да-да-да-да. Конечно».

Жизнь в карантине: прожорливые мужчины и обнимание деревьев

Шарапова: «Как у тебя дома дела? Ты готовишь, или только Елена?»

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Джокович: «Нам повезло, у нас есть повар – иногда готовит он, иногда мы сами. Должен признать, что жена готовит чаще меня. Я больше спец по завтракам.

Но мы проводим много времени вместе. И ты говорила о психологических трудностях, с которыми мы столкнулись – не только спортсмены, но и все жители нашей планеты. Этот карантин поначалу заставлял меня беспокоиться – не из-за того, что я не мог играть, но из-за того, что я не знал, когда сезон продолжится, что произойдет.

Думаю, ты согласишься, что спортсменам – особенно в теннисе – нужно знать, как будет выглядеть календарь. Тогда ты можешь планировать и распределять силы. Особенно с учетом того, что у меня дети, семья, поэтому мне нужно точно понимать, что я делаю.

Иногда мне нужно выходить из зоны комфорта, делать вещи, которые я не делаю без семьи в туре…»

Шарапова: «Опиши, что значит «выходить из зоны комфорта». Мне интересно, что это значит».

Джокович: «Хороший вопрос. Ведь что вообще такое «зона комфорта»? Думаю, это философский вопрос…»

Шарапова: «Ой-ой. Мы же не начнем обнимать деревья?»

Джокович хохочет.

Шарапова: «Я к этому не готова. Я, конечно, живу в Калифорнии, но обнимать деревья мы не будем».

Джокович: «Кстати, ты была в парке Джошуа-Три?»

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Шарапова: «Нет, но он в списке мест, которые я хочу посетить. А ты был?»

Джокович: «Да, потрясающее место».

Шарапова: «Хорошие деревья?»

Джокович: «Великолепные. Но вернемся к тому, что мы обсуждали».

Шарапова: «Вернемся к готовке. Я тебя спросила, потому что помню: в детстве, уже когда я начала понемногу играть, бабушка постоянно была с нами, все время нам готовила, и я просила у нее рецепты, чтобы в будущем я могла готовить то, что мне понравилось. Но она мне их не давала и говорила: «Я не хочу, чтобы ты в будущем оказалась на кухне». Я не могла понять.

Но теперь я каждый день складываю и разбираю посудомойку и думаю о ней. И думаю: «Господи, мужчины столько едят. Каждый день: завтрак, обед, ужин, перекусы. Чай».

Джокович: «Нам нужна сила».

Шарапова: «Это точно».

Джокович: «Мышцы, чтобы двигать столы, стулья, кровати».

Шарапова: «Ага, и что ты двигаешь?»

Вредные слабости: теннис с похмелья и мамины торты

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Шарапова: «Было восхитительно следить, как у тебя появляется интерес к теме здоровья. Ведь ты, наверное, сам признаешь, что в начале карьеры у тебя были проблемы с физикой, длинными матчами, я помню, как смотрела твои игры на грунте, и у тебя все время были судороги. Так что я думала, возьмешь ли ты вообще за ум.

Я восхищаюсь, как ты взял все свои слабости и с помощью фактов и знаний переродился. И продолжаешь поиски.

Джокович против вакцины от коронавируса – и, возможно, всех прививок. Альтернативные идеи уже вредили его карьере

И ты пошел по уникальному пути, который подходит тебе, и по-прежнему идешь против нормы. Например, в вопросе диеты. Ты был одним из первых, кто говорил, как изменение питания помогло организму переносить семь матчей за две недели «Большого шлема». Конечно, я не на твоем уровне, но думаю, из-за тебя все спортсмены поняли, насколько это важно.

Но не всем хватает дисциплины. Например, я прихожу домой и хочу шоколадку – и я ем шоколадку. Или если хочу огромное ведро мороженого в межсезонье, то съем».

Джокович: «У меня тоже есть слабости».

Шарапова: «Например?»

Джокович: «Корни одуванчика с брызгами персикового сока (смеется)».

Шарапова: «Господи. Это не подходит».

Джокович: «Нет, я люблю мороженое. Это моя слабость».

Шарапова: «А как ты мощнее всего праздновал большую победу?»

Джокович: «В плане еды?»

Шарапова: «Да. Еды и всего остального – алкоголя, не знаю».

Джокович: «Я уже много лет не пью. Хотя я видел, что тебя спросили, играла ли ты когда-нибудь с похмелья».

Шарапова: «Можем оба на это ответить».

Джокович: «Давай. Ты первая. Дамы вперед».

Шарапова: «Я никогда не играла пьяной – то есть, с похмелья. Пьяной точно не играла (смеется).

Но у меня был матч, перед которым я спала три часа – не из-за алкоголя, просто что-то происходило – это был финал в Риме против Карлы Суарес-Наварро. Я выиграла в трех сетах и подумала, что если играть с похмелья будет примерно так, то я никогда не хочу оказаться в этой ситуации».

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Джокович: «Я тоже скажу, что у меня такого никогда не было».

Шарапова: «Но это так скучно. Им нужны сочные истории».

Джокович: «Постой, я не договорил. У меня были безумные тусовки во время Кубка Дэвиса, и я с похмелья смотрел матчи других ребят».

Шарапова: «Ты знал, что не будешь играть, или знал, что возможно будешь играть, но все равно рискнул?»

Джокович: «(Долго думает). Я знал, что точно не буду играть.

Хотя нет. Я вспомнил – я играл с похмелья. Один парный матч в Кубке Дэвиса против Швеции. Мы вели 2:0, Содерлинг и другие топ-ребята за Швецию не играли, это было после «Уимблдона»-2011, когда я впервые его выиграл, стал первой ракеткой мира, все мои мечты исполнились.

На следующий день я приехал в Швецию на Кубок Дэвиса, был в команде и сказал, что не хочу играть официальные матчи. Не знаю, как я оказался в паре, но мяч я видел не очень хорошо. Ограничимся этим.

Но хотя бы это была пара – у меня было оправдание. Хотя, конечно, это несправедливо по отношению к парникам».

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Шарапова: «И с тех пор не пьешь?»

Джокович: «Иногда бокал красного вина. Белое – нет».

Но ты спрашивала про празднования. Бывали торты, молочные продукты, которые я обычно не ем».

Шарапова: «О, это очень рисково. Все зрители в шоке».

Джокович: «У меня слабость к маминым десертам. Когда она печет торт по оригинальному рецепту с молочными продуктами, обычным сахаром и так далее, я не спрашиваю, а просто ем».

Как Шарапова уходила: понимает, что слишком долго боролась с собой, а теперь вообще не играет

Джокович: «У меня впечатление, что у тебя переход один из самых гладких, потому что по ходу карьеры ты построила бренд и как бы подготовила почву. Как для тебя проходит этот переход?»

Шарапова: «Не так, как я себе представляла – из-за того, с чем мы сейчас столкнулись.

Я уже говорила, что, несмотря на завершение важной главы в карьере, я была очень мотивирована и настроена на будущее. У меня были идеи. Но не знаю…

Да, я заложила отличный фундамент за пределами корта, хорошо использовала свободное время, построила отношения с людьми и компаниями. Я пыталась как можно больше учиться во время переездов, и это было тяжело.

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Последние годы я была очень упрямой со своим организмом. Как ты сам знаешь, упертость в решении трудностей для нас обоих была одной из самых сильных сторон. Но это создало мне много проблем, я считала, что это препятствие, которое я могу преодолеть, поправиться. И в итоге я уже сосредотачивалась не на матче, не на победе.

Для меня было в чем-то облегчением, что мне больше не надо себя мучить. Последние шесть-семь недель я провела с семьей, и папа меня один раз спросил: «Не хочешь сходить на закрытый корт, поиграть немножко?» И я такая: «Нет. Что?» (Смеется).

Каждое утро я делаю какие-нибудь упражнения, а вчера у меня было много звонков, и перед ужином я поняла, что не сделала ничего физического. У нас в подвале стоит велотренажер, и я провела на нем час на пульсе 172 и потом подумала: «Что? Зачем? Зачем я это делаю?» Но это просто часть меня, и я хочу сохранить ее в этот переходный период».

Характер Шараповой – это образ, но настоящий и еще из детства

«Думаю, все сводится к корням. С самого начала, когда я переехала в США, я не вписывалась в компании. Всегда была утенком в своем мире, была тощей, хрупкой, плохо говорила по-английски. Но у меня был потенциал.

И в тот момент я поняла, что корт – не место для дружбы, что это мое призвание, что у меня есть возможность, на которой нужно сосредоточиться. Умение сосредотачиваться было силой, которая давалась мне легче, чем другим детям, и я поняла, что могу использовать его лучше остальных. Оно компенсировало нехватку физики, нехватку сверхъестественного таланта.

Шарапова и Джокович душевно поговорили

У меня были отличные удары, мощная подача, но это давалось не естественно, а за счет работы. Поэтому у меня всегда было ощущение, что ничего не дается легко, что мне постоянно нужно быть зашоренной. И после первой победы на «Большом шлеме» ты оказываешься в ситуациях, где вообще ничего не контролируешь, и у меня было ощущение, что сосредоточенность на одном пути была единственным шансом и дальше хорошо делать то, что у меня получалось.

Так что все тренеры знали, что в день матча, когда мы ехали из гостиницы, Мария, закрывающая дверь машины, сильно отличается от Марии, которая была на тренировках. В машине перед матчем я втыкаю наушники, никто не говорит, и я визуализирую, думаю о плане, о своих ощущениях.

Но это часть меня. Мы в индустрии развлечений, поэтому мы создаем щит, персонажа, который выходит на корт. Я никогда не притворялась кем-то другим, это были мои качества, а не что-то, что я увидела и решила попробовать. Я была такой с первого дня.

Я никогда не боялась показывать слабости. Забавно, мы все на виду, но в мире, где мы все на виду, мне было легко показывать правду и слабости, и недостатки, которые просто часть меня. И я знала, что в женском теннисе может случиться что угодно в любой момент, и верила, что я психологически сильнее соперницы. Я не убеждала себя в этом, а выросла с этой уверенностью, потому что она мое оружие.

Конечно, были моменты, когда я бросала взгляды на тренеров – «взгляды Марии». Были моменты, когда у меня что-то не получалось, и я переключала внимание на команду, на окружение. Не знаю, как бы ты это назвал, но я как будто разыгрывала спектакль: дело не во мне, а в вас.

Но в целом я держала себя в руках. Из-за постоянной смены динамики в игре я знала, что если буду чуть терпеливее, то смогу все преодолеть и без лучшего тенниса. Для меня это было игрой, и она мне нравилась, потому что я чувствовала, что сильнее в этой игре».

Слава: Шарапова смирилась с постоянным вниманием, но хочет становиться невидимой

Они оба рассказывали, какую сверхспособность хотели бы получить. Джокович выбрал телепортацию и умение летать. А ответ Марии вывел на философию.

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Шарапова: «Я бы хотела становиться невидимой. Во мне есть что-то от Шерлока Холмса, поэтому невидимость».

Джокович: «А за кем бы ты следила?»

Шарапова: «Даже не для того, чтобы следить. А чтобы другие меня не замечали (смеется).

Вот ты, например, на турнирах катаешься на Tesla, но нормальные люди ездят на официальных машинах – и все в других машинах видят, что ты играешь «Уимблдон» или US Open, или что-то еще. А ты в этот момент прячешься на заднем сидении.

За это я люблю Нью-Йорк, люблю ездить в такси. Ты смотришь, и вокруг тысячи других такси».

Джокович: «А где бы ты хотела просто прогуляться по улицам, чтобы тебя никто не узнавал?»

Шарапова: «Мне комфортно там, где я живу. У меня уже много лет дом в Калифорнии, и мне тут очень спокойно и свободно. Хотя на днях неожиданно появился папарацци – обычно это происходит, когда есть какие-то новости. После объявления о завершении карьеры они пытались увидеть, чем я занимаюсь.

Я никогда не старалась избегать внимания. Я приняла, что люди будут подходить и удивляться, это меня не напрягает. В США мне спокойно, в России чуть тяжелее.  Но я от этого не прячусь, потому что поняла, как наша работа влияет на других людей, как их вдохновляет. В детстве меня не учили так мыслить, но теперь я от этого не прячусь».

Джокович: «Иногда это выходит за допустимые пределы и надоедает».

Шарапова: «Бывают случаи, когда это неуместно. Ты ешь или…»

Джокович: «Но часто ты получаешь удовольствие от того, что вдохновил человека – особенно когда подходят дети. Когда мне говорят, что равняются на меня или что им нравится моя пародия на Марию Шарапову»

Оба смеются.

Шарапова: «Кстати, ее нужно обновить. С тех пор у меня изменилась техника. Болельщикам нужна новая версия – когда будет время».

Джокович: «Согласен. Это мой новый проект».

Шарапова учит строить бренд: уверенность, постоянный рост, отход от посредников

«Тут несколько сторон. Когда я только начала, я хотела создать финансовую обеспеченность для себя и семьи, потому что когда мы приехали в США, ее не было. У меня был тренер в Калифорнии, но я могла съездить к нему из Флориды раз в четыре месяца – чаще мы не могли себе позволить.

Я считаю, что первая часть пути – это чувство финансовой обеспеченности. Это фундамент, на котором можно строить. Для разных людей сумма будет разной.

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Потом у нас с командой хорошо получилось то, что я занималась вещами, в которые вкладывалась полностью. Мне это было интересно, я выстраивала отношения – со всеми спонсорами я работаю очень долго. Началось все не с того, что они платили мне миллионы – в жизни так не бывает. Все началось с понимания, что вам обоим нужно, как вы работаете, сколько времени готовы тратить. И на этом выстраиваются крепкие отношения. Эти отношения мне очень помогли.  

Сотрудничества в последние годы для меня тоже изменились. Сейчас меня больше интересуют инвестиции в молодые компании, в людей, у которых есть прекрасные идеи, отличные навыки, но нет финансирования или связей. Мне интересно помогать им расти.

Последние восемь лет у меня еще есть Sugarpova, и я многое узнала о бизнесе через нее. Поначалу это было очень дорогим хобби, у меня не было конкретных целей, но теперь я считаю себя знатоком этой отрасли, сама заключаю контракты, больше не полагаюсь на агентов.

Главное – рост. В молодости ты не можешь сам принимать решения, нужно правильное окружение. Мне помогали родители, они очень умные и принимали правильные решения за меня. И я понимаю, что мне очень повезло.

Вообще спортсмены любят заниматься тем, что умеют. А бизнес и финансовую сторону многие перекладывают на других – у многих это оказываются люди, которые заботятся не о твоих интересах, а используют твое состояние и славу в своих целях. Так что нужно знать, как выглядит твой банковский счет. Во что ты инвестируешь. Как работает твое портфолио. Бери все в свое руки. Не бойся допускать ошибок – хотя бы ты допустишь их сам. Не давай другим ошибаться за себя».

***

И после разговора на серьезные темы закончили они все равно шутками.

Шарапова и Джокович душевно поговорили

Шарапова: «Ты занимаешься боксом?»

Джокович: «Иногда».

Шарапова: «Где находишь время? У тебя же растяжка, диета, обнимание деревьев, медитации».

Джокович: «Давай так, в следующем лайве вместе обнимем дерево».

Когда-то в Шараповой видели новую Курникову. Хотя она (почти) не снималась в бикини и продавала себя как чемпионку

Однажды Федерер ударом сбил банку с головы человека. В попытках повторить Шарапова пульнула Джоковичу в пах

Джокович – резиновый. Тянется с детства (потому что был слабым), спокойно садится в шпагат

Фото: globallookpress.com/Zhou Lei/ZUMAPRESS.com, Massimo Valicchia/ZUMAPRESS.com, Dai Zhenhua/ZUMAPRESS.com, AFP7/ZUMAPRESS.com, imago sportfotodienst via www.im/www.imago-images.de Komsomolskaya Pravda/Global Look Press; nps.gov/jotr ; instagram.com/djokernole; instagram.com/mariasharapova

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

8 + 3 =