Ноле Open

Пытаемся осмыслить истинный уровень доминирования Джоковича в Мельбурне.

Ноле Open

В минувшее воскресенье единственный в истории обладатель Некалендарного «Большого шлема» и рекордсмен по неделям и завершённым сезонам на вершине рейтинга ATP одержал 21-ю победу на Australian Open подряд, уверенно отстояв титул чемпиона. Доминирование Новака Джоковича, взявшего в Австралии 9 кубков, не так впечатляет, как выступления Рафы на «Надаль Гарросе», выигравшего там 13 титулов, имея при этом на одно участие меньше. Попробуем разобраться, почему такой вывод преждевременен и явно ошибочен: на самом деле, доминирование серба на данном турнире не менее – а то и более – серьёзно, чем у испанца на французском «мэйджоре». На это есть две основные причины.

1. Процент побед на турнире обусловлен не только уровнем превосходства над оппонентами, но и банальным везением.

Конечно, счёт 82-8 (91,11% побед) не идёт ни в какое сравнение с надалевскими 100-2 (98,04% побед), и если бы они были достигнуты в равных условиях, то данной статьи просто бы не существовало. Однако давайте рассмотрим детали более внимательно.

а) Выступления в юном возрасте при отсутствии высокого рейтинга ATP. Новак Джокович дебютировал на Australian Open в 17 лет, успешно преодолев сито квалификации. Матч с Маратом Сафиным (будущим победителем турнира) – дебютный на ТБШ – серб проводил в ранге 188-й ракетки мира. Не надо быть гением, чтобы понять, что это далеко не то же самое, что играть против никому не известного #96 Ларса Бургсмуллера, будучи при этом пятой ракеткой мира и, почти достигнув возраста 19 лет, имея за спиной багаж в виде нескольких сыгранных ТБШ.

Спустя год Джокович получил более простого оппонента в первом круге, однако его рейтинг (#76), вполне логичный для юного возраста (даже Надаль, известный своим ранним восхождением, в таком же возрасте не входил в топ-45 рейтинга ATP), очевидно, не позволял ему рассчитывать на многое. Наконец, 2007-й стал годом прорыва для Джоковича: он поднялся с 16-го на третье место по итогам сезона, а на Australian Open впервые выиграл матч и прошёл несколько кругов. Тем не менее, в самой Австралии он по-прежнему не входил даже в топ-12 – именно это условие не позволило ему навязать серьёзную борьбу первой ракетке мира (Надаль, напомним, во время своей дебютной победы над Федерером на ТБШ был уже пятым).

Таким образом, чтобы уравнять влияние возраста на результаты теннисистов, нужно либо исключить турниры 2005-07 годов для Джоковича, либо добавить РГ-2003-04 для испанца. Поскольку мы точно не можем знать, как бы выступил Рафаэль Надаль на тех турнирах, правильным будет выбрать первый способ: 82-8 превращается в 79-5. Это по-прежнему серьёзно уступает 100-2, но разрыв уже не насколько критический.

б) Обусловленность поражений травмами. В 2009-м году Джокович уверенно шёл к защите титула, пока не получил тепловой удар в четвертьфинале против удобного для себя Энди Роддика (напомним, что на крупных турнирах серб ведёт у американца 3-0 в полных матчах и 7-1 по сетам, причём в 6 партиях из 8 отдал оппоненту не более трёх геймов). Вынужденное снятие привело к тому, что в статистику этот матч зачёлся как поражение – в отличие от Надаля, который, травмировавшись во Франции-2016, предпочёл не выходить на игру и снялся до матча.

Более того, в 2017 году серб столкнулся с самой тяжёлой травмой на протяжении всей карьеры и был вынужден пропустить почти полгода выступлений и тренировок, выпав из топ-12 рейтинга ATP. Открытый чемпионат Австралии-2018 стал для него первым турниром после возвращения, однако по ходу него травма вновь дала о себе знать. Разумеется, такое выступление нельзя считать полноценным: это всё равно, что Надаль после полугодового простоя в 2012/13 годах вернулся бы не на грунтовый 250-ник в Сантьяго (где, напомним, проиграл 73-й ракетке мира Орасио Себальосу), а сразу на «Ролан Гаррос» – очевидно, что дальше полуфинала с поражением Новаку Джоковичу он бы в таком случае не прошёл.

Итак, исключая из рассмотрения неполные матчи, а также поединки, в которых теннисист не входил в топ-12, получаем 74-3 у Джоковича в Австралии и 98-2 у Надаля во Франции. Это и есть их реальный процент побед: 96,1% против 98%.

Как мы видим, преимущество по-прежнему у Надаля, но уже не такое явное, чтобы его нельзя было объяснить следующей причиной – силой оппонентов.

2. Конкуренция на харде в разы превышает уровень конкуренции на грунте.

Это обусловлено тем, что жёсткие корты, в отличие от песка или травы, являются средними по скорости и тем самым позволяют добиваться успехов с разными стилями игры: и «дуболомским» (упор на подачу и быстрое добивание, стремление сократить длину розыгрышей в виду неумения защищаться и хорошо двигаться по задней линии, частые выходы к сетке) – совершенно бесполезным на грунте, где подобные соперники, как правило, становятся лёгкой добычей мастеров глины, даже если последние немного уступают в классе; и «бегунковым» (упор на защитные навыки и скорость передвижения по корту, очень малое количество мощных или опасных пробивных ударов, стремление возвращать каждый мяч и ждать невынужденной ошибки оппонента) – который абсолютно не работает на траве. Именно данный факт является причиной регулярных ранних вылетов топ-игроков с «Надаль Гарроса» (так, Э. Роддик имеет отрицательный баланс побед и поражений, а Д. Медведев и вовсе пока не выиграл ни одного матча) и Уимблдона (Н. Давыденко, Д. Тим, С. Циципас и т. д). На харде же играть умеют все (разумеется, в соответствии со своим уровнем): не существует ни одного теннисиста в истории, чьи навыки игры на грунте и траве превосходили бы хардовое мастерство.

Проиллюстрируем сказанное таблицей 1, где для каждого из действующих теннисистов топ-20 указано самое сильное по уровню игры покрытие и явно слабое (то есть которое существенно хуже, чем два других; если такового нет, то ставим прочерк).

Таблица 1. Сильные и слабые покрытия

Ноле Open

Как мы видим, грунт является любимым покрытием только у двух оппонентов Р. Надаля из топ-20 рейтинга и явно самым слабым – у семи, включая его исторических соперников Н. Джоковича и Р. Федерера. Напротив, на харде играть умеет каждый теннисист топ-20, а 15 из 20 (75%) – лучше (быть может, ненамного), чем на мягких типах кортов.

Данное положение дел приводит к тому, что любой более-менее выдающийся теннисист стабильно добирается до решающих стадий грунтовых «мэйджоров», даже если его форма и текущий уровень игры явно оставляют желать лучшего – проигрывать просто некому. В этом и состоит принципиальное отличие от хардовых кортов, где слабая игра наказывается ранним вылетом. Чтобы это доказать, сравним историю выступлений «Большой четвёрки» на хардовых и грунтовых ТБШ по уровню стабильности (главный критерий – достижение решающих стадий, то есть четвертьфиналов).

Н. Джокович и Р. Надаль. О силе игры короля грунта на глиняном «мэйджоре» все знают не понаслышке, однако не каждому известен тот факт, что в плане стабильности на данном турнире серб не уступает испанцу. Действительно, рекорд по числу четвертьфиналов на чемпионате Франции – по 14 – принадлежит им обоим: каждый из них не достиг решающей стадии на РГ лишь 2 раза из 16, причём один раз вследствие снятия из-за травмы (Джокович в 2005-м, Надаль в 2016-м), а другой – в 2009-м, после изматывающего грунтового сезона, во время которого противостояние Новака и Рафаэля достигло апогея в четырёхчасовом мадридском полуфинале, высосавшем последние силы из теннисистов. Фактически, именно этот матч поставил крест на РГ-шных амбициях игроков и помог Р. Федереру собрать карьерный «Большой шлем», которого он, в общем-то, на тот момент не заслуживал.

Во все остальные разы Джокович неизменно добирался до четвертьфинала Франции вне зависимости от обстоятельств: он это делал и 19-летним подростком (2006), и 33-летним ветераном (2020); и в свою лучшие по уровню игры годы (2011, 2015, 2016) и в провальные (2010, 2017); и находясь на вершине рейтинга (2012, ’13, ’15, ’16, ’19, ’20), и не входя в топ-20 (2006, 2018).

Итак, мы имеем практически 100%-ую стабильность Джодаля на РГ. А как обстоит дело на хардовых ТБШ? Увы, здесь ситуация совершенно иная. В свои неудачные 2015-16 годы Р. Надаль не просто не добрался до четвертьфинала на 3 турнирах из 4, но и умудрился выиграть «деревянную ложку» в Австралии-2016. Джокович в 2017-м и первой половине 2018-го также не добрался до одной четвёртой ни на одном из хардовых ТБШ, чего не случилось с ним ни во Франции, ни на Уимблдоне.

Р. Федерер. Глина традиционно считается наиболее уязвимым покрытием великого швейцарца, однако в плане стабильности всё ровно наоборот. За 12 участий в 2005-19 годах он не смог выйти в четвертьфинал лишь однажды, и то скорее по досадному недоразумению: в четвёртом круге турнира-2014 Роджер взял первую и четвёртую партии против Э. Гулбиса, а вторую упустил с двойного сетбола на своей подаче (чтобы реализовать первый, достаточно было вколотить несложный смэш). Особенно комичной ситуацией, лучше всяких слов характеризующей уровень конкуренции на данном покрытии, вышло его выступление в 2019 году: приехав на парижский «мэйджор» после трёх пропусков подряд, Роджер Федерер, сыгравший на песке за последние 4 года всего 10 (десять!) официальных матчей, вышел в четвертьфинал, не отдав ни партии и позволив соперникам взять больше 4-х геймов только 1 раз из 12. Через 2 дня он ещё выиграл и четвертьфинальный поединок, тем самым войдя в четвёрку сильнейших по итогам турнира. Можно ли представить, чтобы подобное (полуфинал ТБШ после 4-летнего практически полного отсутствия игры на данном покрытии) случилось на харде?

Для ответа на этот вопрос вновь обратимся к статистике. В том же самом 2019 году в упорном, но всё-таки четырёхсетовом, матче действующий победитель турнира Роджер Федерер завершил выступление на Открытом чемпионате Австралии на стадии четвёртого круга. Это произошло ровно через 4 года после того, как швейцарец в свой лучший по уровню игры сезон был вынужден паковать чемоданы уже после третьего круга, не справившись с мощным напором поймавшего кураж итальянца Андреаса Сеппи, и всего лишь спустя 4 месяца после сенсационного вылета в четвертом круге США от соперника, не входящего в топ-50 рейтинга ATP – сам Федерер на тот момент шёл вторым. На фоне данных апсетов трёхсетовое поражение Федерера грунтовику-клиенту в США-2013 (10-0 в личных встречах на тот момент) в свой неудачный сезон уже не выглядит сверхсенсацией.

Э. Маррей. До 2015 года британец для своего уровня (а это, к слову, 7 наград на ТБШ, золотая медаль ОИ, 9 титулов на мастерсах, стабильные 2-4 места в рейтинге и множество побед над другими сильными игроками) совершенно не умел играть на грунте: в его послужном списке стояла баранка в графе «грунтовые финалы», и суммарные 18 безответных поражений против других топ-теннисистов – Джоковича, Надаля, Вавринки, Бердыха, Феррера, Федерера, Тсонги (справедливости ради, с двумя последними он так и не сыграл). При такой статистике было бы логично ожидать вылеты в третьих-четвёртых кругах, перемежающиеся с потом и кровью заработанными выходами в четвертьфинал. Реальность же совершенно иная: единственный вылет до стадии QF (в 2010 году) за весь период карьеры пребывания в топ-10 рейтинга ATP, а в 2011 и 2014 Маррей смог войти даже в четвёрку сильнейших. С учётом того, что за этот же период времени на хардовых ТБШ пришлось целых 5 осечек, включая поражение будущему двукратному финалисту «мэйджоров» Кевину Андерсону в один из лучших своих сезонов, вывод об уровне конкуренции на харде и грунте напрашивается сам собой.

Вывод

Итак, мы доказали, что доминирование Джоковича на Открытом чемпионате Австралии является более впечатляющим и значительным, чем уровень выступлений Надаля на его любимом «мэйджоре». Разница в проценте побед (98% против 91%) обусловлена, во-первых, неравными условиями, во-вторых, более высоким уровнем тура на твёрдых кортах, чем на глине, где до четвертьфинала проигрывать просто некому. При правильной корректировке получаются 96% побед Джоковича на Australian Open, что, вследствие упомянутого последним условия, лучше, чем 98% испанца на «Надаль Гаррос». Следовательно, данный турнир уже можно называть Ноле Open.

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

шестнадцать + пятнадцать =