На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

Монолог легенды.

На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

Конечно, «Спартак» – клуб всей моей жизни. После девяти лет в основном составе мне было тяжело оказаться на лавке. Я живой человек, переживал, мне это было чуждо. Карьера короткая, и глупо тратить ее на то, чтобы сидеть в запасе. Это мое мнение. Некоторые смотрят иначе: деньги платят, сообщение раз в месяц приходит – все нормально. Главное – чтобы вовремя. Это, конечно, немаловажный фактор, но хочется же по окончании карьеры что-то вспомнить. 

А то задумаешься в 38 или 39, а у тебя одно воспоминание: как же классно сидел на скамейке! Трибуны кричали, а ты вместе с ним из засады болел. Я тогда в «Спартаке» не играл и быстро решил уйти – мы с клубом договорились, сели и пожали руки, в добрых и теплых отношениях разошлись.

Никаких обид или расстройства из-за того, что на мое место взяли Айртона, у меня нет и быть не может. Тогда, кроме меня, в команде не было ни одного левого защитника, а случись что – пришлось бы туда ставить человека с другой позиции. Вот Айртона и купили. Я спокойно отреагировал – конкуренции только рад, когда она здоровая и справедливая. 

На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

Правда, этот период продлился недолго. Тогда был взят курс на омоложение, а наш чемпионский состав постепенно распускали. И стало понятно, что будет ставка на Айртона. У него было преимущество в скорости, в этом компоненте он точно лучше меня. В остальном не вижу, в чем он меня превосходит. Дальше был выбор тренера. Мне Кононов не объяснял, почему Айртон в старте, а я в запасе. 

Но ничего плохого о Кононове не скажу. У него были хорошие идеи, он неравнодушный, мог завестись и отругать. Вы его видите только на интервью, но на тренировках он был жестче и убедительнее. Как-то он сборах он прямо отчитывал нас, когда мы какие-то элементы не могли выполнить после десяти объяснений. 

Была у него только заморочка с атакующим футболом. Это прямо пропаганда была. У нас на базе висели телевизоры – и Кононов попросил администратора, чтобы там всегда шли нарезки матчей «Спартака» 70-х, 80-х, 90-х – когда был атакующий футбол. Это вечно было фоном. Он нам постоянно говорил про комбинационный футбол, рассказывал, как в него раньше играли.

Я все это не очень понимал. Понятно, что болельщикам нравился «Спартак» 90-х – все эти стеночки, забегания. Но футбол-то меняется, уже не получится так играть. Через десять или двадцать лет все снова изменится, весь мир будет играть иначе. Мне кажется, неправильно сравнивать игроков из 70-х с нынешними, как и вообще футбол 70-х с нынешним. Тогда был один футбол, а сейчас – другой. Он не хуже и не лучше, они просто разные. Это как сравнивать «Мерседес» из 90-х и новый 223-й S-class.

На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

Когда меня в интервью спрашивают про Карреру, в голове возникает только один вопрос: «Что еще нового я могу рассказать?».

Есть два абсолютно разных отрезка – до чемпионства и после чемпионства. До чемпионства Каррера приходил к нам, советовался, спрашивал, как дела и как настроение. После чемпионства мы с ним говорили и понимали, что он вообще нас не слышит, не воспринимает информацию, находится в другом пространстве. Причем это случилось резко. Мы вышли из отпуска – он внезапно вообще другой. Например, мог говорить по телефону прямо во время тренировки. Идет тренировка, ему кто-то звонит, – он берет трубку, уходит и начинает разговаривать. И ладно бы он так делал с самого начала, такие тренеры бывают, но нет же – первый сезон жил всем этим, постоянно смотрел, изучал, участвовал, спрашивал. 

Здесь же – берет телефон и уходит куда-то разговаривать. Мы у него даже пытались спросить: может, что-то случилось, может, что-то не то делаем. А он говорит: «Нет, у меня просто колено болит, поэтому такое настроение». В общем, ответ непонятный, он реально где-то в другой вселенной находился, мы его не понимали. 

При этом нельзя говорить, что команду тренировал Пилипчук, а Каррера только мотивировал. Нет – тренировал нас Каррера, тренировки он проводил. Но Пилипчук ему сильно помогал и вносил огромный вклад. Разбирал соперника, советовал перестроения во время игры, рекомендовал точечные замены, тактические моменты подсказывал нам на тренировках. Конечно, все решал Каррера, но к советам Пилипчука он прислушивался. Поэтому чемпионство – оно общее. И наше, и Карреры, и Пилипчука.

И Каррера нас по-особенному вдохновлял. Кричал так, что это заводило, придавало сил, эмоций. Не все так могут. Вот Рианчо тоже кричал, но воспринималось не так, как с Каррерой. Все же взрослые люди, понимают, что у него это была минутная слава и власть. 

На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

У Эмери еще была интересная штука перед матчами. Он на установках нас настраивал так, будто мы уже выиграли матч. Объясняет теорию перед игрой, а в конце его примерной атаки мы обязательно забиваем гол. Так и на «Барселону» вышли на «Камп Ноу» – на установке победили 3:0 или 4:0. Было вдохновляюще и необычно, сыграли хорошо. 

Я никогда напрямую не общался с Леонидом Федуном, но все еще не теряю надежды встретиться с ним и обсудить, как могу быть полезен клубу в дальнейшем.  

Перед началом нового сезона у меня было несколько вариантов в РПЛ, но я выбрал «Крылья». Вместе со мной же вылетели – хотелось помочь Самаре вернуться. Условия меня устраивают, город нравится, командой горжусь. Я бы вообще хотел здесь развивать футбол, возможно, даже открыть школу и проводить мастер-классы. Планирую записаться на встречу с губернатором, чтобы обсудить эти идеи.

Остался еще и потому, что ФНЛ – необычный вызов. Конечно, не предел мечтаний, но жизнь многогранна, почему бы не попробовать. 

Всю карьеру слышал, что в ФНЛ играть намного труднее, чем в РПЛ. Возможно, раньше так и было, ведь в ФНЛ заканчивали многие люди, поигравшие на высоком уровне. На этом строились мои ожидания: что футбол будет жесткий, грубый, вязкий, оборонительный. Только вот поиграл полсезона и не вижу ничего подобного.  

В ФНЛ много молодых ребят, мы побеждаем и 4:0, и 5:0, и 7:0. Да, есть пять сильных команд, но за пределами этой пятерки уровень совсем другой. Я привык, что надо думать на несколько ходов вперед и что мои соперники думают так же. Но в ФНЛ все гораздо проще. Действуют так: куда смотрю, туда и отдаю, если есть какое-то опасение, защитники просто бьют вперед и надеются, что игра придет.

На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

Несмотря на нашу результативность, у меня почти нет голов и ассистов. Мы с ребятами даже смеемся, что у меня голевые пасы отбирают. Я насчитал уже 7 или 8 моментов, когда отдавал на пустые, а партнер не забивал. Или отдавал, били в упор, вратарь брал, а потом забивали с добивания. Так что все нормально – в атаках участвую, моменты создавать помогаю. Плюс давайте учитывать, что в «Спартаке» я много голов забивал с пенальти. А у нас Иван Сергеев хорошо их реализовывает, может стать лучшим бомбардиром, забить 20 или 30. Я очень рад за него, поэтому пусть бьет, никаких проблем.

До этого в «Крыльях» был Саня Соболев. Когда у него посыпались предложения, он пришел посоветоваться. Я ему по каждому варианту сказал свое мнение. Когда дошло до «Спартака», объяснил, что это лучший вариант, что в схему Тедеско он прекрасно вписывается: много длинных пасов, много подач. Цепляться, разворачиваться – это его футбол. Я все факторы сложил и сказал ему: «Спартак» – это «Спартак», а все остальное – не то». 

Не могу сказать, что смотрю все матчи «Спартака». Я вообще футбол редко смотрю, так всегда было. Разве что дерби, какие-то большие матчи, Лигу чемпионов. Да, слежу за результатами, с ребятами на связи, смотрю нарезки, притапливаю за «Спартак» и радуюсь победам, но целыми днями смотреть футбол – не мое.  

У меня контракт с «Крыльями» еще на полгода. Пока не знаю, что будет дальше, но мыслей о завершении карьеры и близко нет. Открыт для предложений. Один раз стал чемпионом, хочу еще. Мечтаю в сборную вернуться, в Лиге чемпионов поиграть. Я так буду думать, даже если до 42 доиграю. Пока не завершу карьеру, буду стремиться в сборную и топ-команды. Это вообще миф, что в 34 или 35 футболист что-то там теряет. Все зависит от того, как футболист готовит себя, как тренируется и как восстанавливается. Я – профессионал и в свои 33 потрясающе себя ощущаю, полон сил и готов к новым вызовам. 

Если проводить какие-то промежуточные итоги карьеры, то я рад, как все сложилось. И вообще ни о чем не жалею – о чем жалеть, если мне, например, довелось сыграть и против Роналду, и против Месси.

Месси запомнился больше: он чувствовал игру, в нужный момент включался и делал результат. Роналду запомнился меньше – возможно, потому, что играл на противоположном фланге, а в одном из матчей у Португалии против нас вообще не складывалось. Из других игроков топ-клубов мне запомнился Анелька, когда играли против «Челси». Особенно когда проверил меня между – нормальное такое унижение, дома даже фотография этого момента есть. 

На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

Вообще Лига чемпионов – нечто особенное. Вот если бы не услышал ее гимн на стадионе как игрок, то считал бы свою карьеру немного неполноценной. Это особые ощущения: когда первый раз было, прямо мурашки побежали. Сразу пролетает в голове вся предыдущая жизнь. Как ты школьником гонял полурваный мяч, а сейчас стоишь и слышишь гимн Лиги чемпионов. Когда ты зритель или даже на скамейке, то не так это ощущаешь.

В «Спартаке» я был почти 10 лет, провел 274 игры, занимаю 16-е место по количеству матчей – наверное, имею право себя считать не последним человеком в истории клуба. Кстати, первый гол на «Открытие Арене» тоже мой. Мы играли товарищеский с «Црвеной Звездой», я забил со штрафного. Причем Промес был уверен, что это он забил первый гол на новом стадионе – в ворота «Торпедо» в РПЛ. Приходим потом в музей всей командой, а Куинси спрашивают: «Знаешь, кто забил первый гол?» Промес довольно отвечает: «Конечно, я». А ему говорят: «Ничего подобного. Дмитрий Владимирович забил первый гол». Куинси тогда даже чуть расстроился. 

Если не получится с РПЛ, то хотелось бы поехать в Америку, попробовать в МЛС, перед новым сезоном мы с агентом это обсуждали. Это не идея фикс, а просто желание, ничем не подкрепленное. Здесь дело не только в футболе, а еще хочется посмотреть, как живут на том континенте. Я три раза был в США, абсолютно другая вселенная – менталитет, архитектура, общение. Помню, когда впервые оказался в Нью-Йорке, увидел дым из люков, бомжей валяющихся, продающиеся сосиски и каштаны на перекрестках – сразу картинки из фильмов всплыли. 

Поэтому мне бы очень хотелось там пожить и поиграть – увидеть другой мир, язык подучить, расширить кругозор. В идеале еще в теплое и современное место, а не в деревню. 

Ну и, конечно, я бы с радостью вернулся в «Спартак». И Айртон меня не пугает – будем конкурировать.

На связи Дмитрий Комбаров: хочет встречу с Федуном, вспоминает пропаганду Кононова, рвется в США и МЛС

Телеграм-канал Глеба Чернявского, где очень много «Спартака»

«В 23 после трех крестов я закончил: взял у сестры желтый «Гетц» и развозил документы». Артем Ребров вспоминает жесткий старт карьеры

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко, Александр Ступников, Антон Денисов, Владимир Песня, Григорий Сысоев; Gettyimages.ru/David Ramos;vk.com/fckssamara

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

17 − один =