Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

Вадим Лукомский – о ролях аргентинца.

Для меня Хавьер Маскерано – один из важнейших игроков современности. Не лучших или титулованных, а именно важнейших. Карьера аргентинца важна как летопись и разъяснение процессов, которые он застал. И как учебник, который будет полезен тем, кому похожий путь только предстоит. Хавьер не просто адаптировался на фоне тактической революции – он оказался в центре этой революции. И эталонным образом изменился. 

Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

Важность изменений, на которые пришлась карьера Хавьера, в новой книге описывает экс-партнер по «Ливерпулю» Джейми Каррагер: «У меня нет никаких сомнений в том, что Пеп Гвардиола в наибольшей степени ответственен за футбол, который мы наблюдаем сегодня. Каждый, кто сомневается в моих словах, должен просто посмотреть 90 минут топового матча до появления «Барселоны»-2008-12. Мы привыкли к более техничному, нацеленному на владение футболу, в котором участвуют все от вратаря до нападающего. Теперь все, что было до великой «Барсы» с Хави, Андресом Иньестой и Лионелем Месси, выглядит архаичным».

Карра пробует себя как футбольный историк. Книга не автобиография, а история тактики за последние 35 лет. Эту революцию выделяет не только Джейми. Раннее за похожее разделение высказывались Арриго Сакки с Фабио Капелло. 

Можно долго спорить о влиянии этого процесса на футбол (убил или усовершенствовал), но само влияние очевидно. В эпоху, которую Карра назвал архаичной, владение 60% и больше считалось аномалией – сейчас это обыденность, почти в каждом туре каждой лиги случается матч с 70%+, некоторые команды завершают сезоны со средним значением более 60%.

Маскерано наблюдал за революцией с лучших позиций. В прямом смысле. Роль опорного полузащитника менялась сильнее, чем любая другая. В эпоху постоянных переходов мяча от команды к команде (середина нулевых) опорник должен был читать эти переходы и активнее остальных в них участвовать (отбирать мяч). Уровень этой работы определял, какая команда владеет преимуществом. 

В новое время опорники продолжили влиять на игру сильнее остальных, но уже в другой манере. За счет правильных решений при владении, которые сократят количество переходов мяча и предоставят команде контроль именно через пас. Это два разных полюса в интерпретации позиции.

Топовость Маскерано в первой роли была очевидной еще до переезда в Европу, но он запросто мог стать жертвой изменений. Вместо этого он умышленно отправился в эпицентр революции (даже просил Лео Месси помочь с переходом в «Барсу») – и стал примером идеальной адаптации. Изменилась его позиция (центральный защитник), раскрылись скрытые качества (классные трудные передачи), по-новому раскрылись новые козыри (скорость и умение бороться).

Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

Этот текст про двух топовых Маскерано – яркого опорника-разрушителя и центрального защитника с грандиозным первым пасом. Давайте подробнее разберем его трансформацию. 

Сначала Хавьер был идеальным опорником больших зон

До «Барселоны» Хавьер играл опорника. В сборной он выполнял эту работу даже после смены позиции в «Барсе» (что абсолютно нормально – там процесс развития футбола отстает от клубного).

Лучше всего полезность Маскерано в этом образе описал Рафа Бенитес. Во время ЧМ-2014 он вел колонку в The Independent, где объяснил важность Хавьера и для Аргентины, и для его «Ливерпуля»:

«Следите за Маскерано. Его роль интересная, малозаметная и недооцененная на фоне разговоров о Месси. Он опорный полузащитник. Когда мы работали вместе в «Ливерпуле», его хвалили за характер и бойцовские качества. У него действительно есть все это, но он также невероятно важен для командного баланса сборной. 

Месси очень атакующий игрок. Из-за этого все мышление, работа и борьба команды заточены на то, чтобы позволять ему оказываться в опасных позициях. Хавьер в этом сценарии служит тем, что я называю «контрбалансом».

Он дает баланс, который не всегда просто оценить, но который очень важен для команды. Он давал «Ливерпулю» эти качества в куче матчей, но сегодня упомяну тот, который запомнился всем. Ответный полуфинал Лиги чемпионов против «Челси» на «Энфилде» в 2007-м. Мы отыгрались и выиграли по пенальти. В том матче я выпустил двух чистых вингеров против крайних защитников «Челси», Стивена Джеррарда – в центре для игры между линиями, а всю работу по защите опорной повесил на Хавьера. Он блестяще ставился».

Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

Для контекста: стандартный подход Бенитеса предполагает оборону через компактную схему, в которой всегда правильные расстояния между игроками. То есть в стандартном варианте все названные игроки (вингеры и второй полузащитник) активно помогают опорнику. Здесь же «Ливерпулю» нужно было отыгрываться против мощного соперника, Рафа расшатал привычный баланс в сторону атаки, а Маскерано в таких условиях заблистал даже сильнее обычного.

Хавьер был достаточно быстрым, классно читал игру и здорово боролся. Именно поэтому аргентинец раскрывался лучше всего, когда ему давали большую зону ответственности. Именно поэтому мысль о его дикой важности для Аргентины уже стала нормой. «Именно Маскерано символ и эмблема нашей команды. На его плечах очень большая ответственность», – описывал это явление Алехандро Сабелья по пути к финалу ЧМ.

Марадона высказывался еще ярче, называя всю команду «Маскерано и еще 10 игроков». Именно Диего лучше всех проверил пределы возможностей Хавьера в роли опорника больших пространств. Против Германии в четвертьфинале ЧМ-2010 он выставил команду, разбитую на две части – 4 защитника, 5 явно атакующих игроков и Маскерано. По сути команда оборонялась в формации 4-1-5, где единичкой был именно Хавьер. Результат 0:4 – Маскерано был последним, кого стоило называть проблемой в этом сценарии, но все-таки он не стал решением. Такую зону склеить не смог даже он. Практически любую другую – мог.

Сам Хавьер так описывал эту роль: «Опорник должен всегда занимать правильную позицию, закрывать пространство, прикрывать центральных защитников. Самая важная задача именно последняя – помогать центральным защитникам. Далее идет игра на подборах. В Англии многие команды играют через дальние передачи, поэтому подборы особенно важны. 

Когда мячом владеет твоя команда, важно его не потерять – надо играть через простые передачи одному из партнеров. Клод Макелеле в «Челси» показал всем, как нужно играть в этой роли. Изучение его игры – шанс получить нужное любому опорнику образование. Макелеле всегда занимал правильную позицию. Он не очень много бегал, но знал, где нужно находиться – предугадывал источник угрозы».

Хавьер отличался от Макелеле: француз лучше читал игру, Маскерано пока не обладал таким опытом, зато компенсировал это скоростью. Но в лучших матчах они были вполне сопоставимы по уровню. Отличия были именно в манере. 

Такой набор качеств позволял всегда использовать в паре с Маскерано футболиста, который сосредоточен на чем угодно, но точно не на разрушении. Как правило, это был либо Хаби Алонсо (контроль игры), либо Стивен Джеррард (рывки в атаку, созидание). Рядом с Хавьером оба могли не беспокоиться о больших объемах черновой работы. Все делал Маскерано.

Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

Джеррард говорил, что наслаждался совместной игрой, и называл Маскерано маленьким воином. Хаби указывал на то, что 22-летний Маскерано играет со спокойствием 30-летнего, и называл его идеалом роли чистого опорника. 

Маскерано-опорник – это отбор, мобильность, скорость, цементирование больших пространств перед линией защиты, простая, но эффективная игра в пас. 

Возможно, главный эпизод его карьеры в этом образе – подкат под Арьена Роббена в полуфинале ЧМ. «Не хочу показаться грубым, но в том подкате я себе задницу разорвал», – легендарно объяснил Хавьер после игры. В этой роли он правда в первую очередь рвал задницу в подкатах (и был одним из лучших в этом ремесле). 

В «Барсе» из Маскерано сделали шикарного пасующего защитника

Все изменилось после перехода в «Барселону». В беседе с Жераром Пике для The Players’ Tribune Хавьер рассказал, что на момент перехода уже понимал, что не будет основным в «Барсе». Его объяснение тоже впечатляло: он изучал стиль игры команды и искренне верил, что лучшим опорником для этого стиля был именно Серджи Бускетс.

Эту мысль он многократно продвигал в массы. Однажды на вопрос, что должен делать идеальный опорник «Барселоны», Маскерано даже ответил: «Именно то, что делает Бускетс». Хавьер изначально понимал все это, а в клуб перешел с совершенно другими мотивами – во-первых, считал команду лучшей в истории и хотел прикоснуться к этому величию (слова из все той же беседы с Пике); во-вторых, желал учиться новому. 

На первых порах было трудно. Так проблему описывал сам аргентинец: «Адаптация в таком клубе всегда дается непросто. Для футбола «Барселоны» жизненно важна позиционная дисциплина при владении мячом».

Подробнее о недостающих качествах Маскерано рассуждал Хави (жесткие слова, но откровенные – высказался уже после ухода из клуба в 2018-м): «Почему Маскерано не может играть опорника в «Барселоне»? В техническом плане он не уровень Бускетса, хотя сильно прибавил. Когда он только пришел в клуб у него были проблемы с позиционной дисциплиной при владении – ранее ему просто не нужно было уделять этому внимания. 

В «Ливерпуле» Маскерано играл через дальние передачи, либо отдавал мяч Джеррарду – и этого было достаточно. В «Барселоне» на этой позиции нужно делать больше. Нужно постоянно оценивать ситуацию вокруг себя, визуализировать ее, посмотреть, какие игроки находятся без опеки, и всегда быть в ситуации, когда у тебя достаточно пространства и времени, чтобы строить игру».

Требования при обороне тоже были другими. Их здорово описывал Хаби, игравший в этой роли в «Баварии»: «Все 90 минут мы находились на чужой половине поля. Поэтому мне не нужно было покрывать большую зону при обороне, лишь держать позицию в рамках схемы, чтобы помочь при контрпрессинге».

Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

То есть одного ключевого качества у Маскерано не было (контроль игры через пас и правильные открывания – см. цитату Хави), а другое не раскрывалось в этой системе (не было необходимости покрывать большую зону).

Для его перерождения нужен был оригинальный ход. Найденное решение было отчасти случайным, но по мере развития оказалось чуть ли не гениальным. Маскерано вспоминал, что перед первым матчем в роли центрального защитника Гвардиола не сказал ему вообще ничего особенного. Просто объявил состав, в котором Хавьер оказался на этой позиции. Это было проверкой соответствия качеств аргентинца новой позиции.

Уже дальше пошла полноценная работа с тренерским штабом над новой ролью. Мотивы Пепа объяснял его помощник Доменек Торрент: «Гвардиола поставил в центр защиты футболиста с ростом 170 см. Если бы он сделал это в АПЛ, все бы сказали, что он просто псих. Но Маскерано был достаточно быстрым и решал проблемы, если команда играла с высокой линией».

Скорость, которую Хавьер использовал, чтобы покрывать большую зону в опорной, теперь нужна была, чтобы покрывать пространство за спиной. В отличие от старомодных центральных защитников, расположение в высокой линии не смущало Маскерано. Но сильнее всего впечатляла его игра в пас.

В опорной зоне его не хвалили за передачи. Хави даже ругал. В первую очередь из-за того, что требовался другой тип игры в пас. Сначала получить мяч под давлением, потом развернуться и ритмично пасовать. В центре защиты игроков не прессингуют так агрессивно. Маскерано получал мяч лицом к полю (а не к собственным воротам) и имел время подумать. В таких условиях его игра в пас преобразилась. Он стал одним из лучших в мире по части первого паса.

Один из инструментов влияния передач на всю атакующую игру команды – это Possession Value. Совокупная острота владений, в которых участвовал игрок. Она сильно зависит от общей креативности команды, но поощряет центральных защитников, которые активнее остальных участвуют в развитии атак – иногда напрямую созидают, иногда через хорошие передачи за пару действий до удара. 

В сезоне-2015/16 набравшийся опыта в центре защиты Маскерано выбил лучший результат за всю историю показателя (среди ЦЗ). Только в 2019-м его результат перекрыл Лапорт (еще один защитник с выдающимся первым пасом), а потом еще и Алаба. Но даже сейчас Хавьер в тройке:

Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

Еще один элемент ассимиляции Маскерано на этой позиции – открывания под прессингом. Вот эпизод, который раскрывает тему – плохие центральные защитники в такой момент либо не двигаются (и отбирают у вратаря варианты для паса), либо открываются трусцой. Маскерано сделал настоящий вариант, чтобы помочь киперу под прессингом. Тут и прекрасная трактовка эпизода, и полное понимание системы, которая на первых порах так пугала Хавьера. 

Точный вердикт Каррагера, который помнит совсем другого Маскерано: «Я всегда считал Хавьера топ-игроком, но по стилю он не подходил «Барселоне». На момент его перехода я считал именно так. Он недостаточно быстро принимал решения с мячом, чтобы играть за них. Но на позиции центрального защитника Маскерано просто переродился».

А так процесс объяснял сам Хавьер: «Быть центральным защитником в «Барсе» – не то же самое, что быть центральным защитником в любой другой команде. Зоны моей ответственности схожи с теми зонами, за которые я отвечал, когда был игроком опорной зоны. Часто, особенно когда мы прессингуем, мы с Серджи находимся практически на одной линии.

Если вы заставите меня безвылазно сидеть в моей зоне, то, очевидно, игра команды пострадает из-за моего телосложения, но мы не зацикливаемся на этом. Главное отличие в том, что сейчас я получаю мяч, находясь лицом к воротам соперника».

В цитате не только точная оценка, но и высокий уровень понимания, и готовность всегда учиться новому. Эти качества особенно ценит Гвардиола. Он включил Маскерано в пятерку самых любознательных игроков по части тактики. Его соседи по списку – Бускетс, Фернандиньо, Хаби и Давид Сильва. Гвардиола отвечал на пресс-конференции без подготовки и мог кого-то забыть, но очевидно, что Хавьер заслуживает места в таком топе (может не в топ-5, но он точно из этой же категории игроков).

Маскерано – символ тактической революции конца нулевых. Благодаря смелости и интеллекту он раскрылся и у Бенитеса, и у Пепа

Рафа Бенитес и Жозе Моуринью – главные в тактическом плане тренеры нулевых. Тогда переходные эпизоды были ключом к доминированию в матчах. Маскерано лучше остальных читал эти эпизоды и стал звездой в такой системе. 

Пеп Гвардиола сильнее остальных повлиял на футбол на стыке десятилетий. Теперь эффективное владение мячом выходило на первый план. Хавьер оказался в его команде – и превратил дежурный эксперимент, от которого сам Пеп много не ждал, в тотальное перерождение и пример для остальных. В этой системе аргентинец тоже стал топом (но уже после ухода Гвардиолы).

Для меня Маскерано – пример важности интеллекта и открытости к новому. Он побывал на двух тактических полюсах и везде добился успеха. Не потому что его голый талант позволял играть в любой футбол, а потому что он ничего не боялся и переизобретал себя на благо команды.

Мое видео про Маскерано:

Фото: globallookpress.com/Brooks Von Arx, Ian Hodgson; Gettyimages.ru/Clive Rose, Jasper Juinen, David Ramos

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

3 × 5 =