Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

Вы тоже собирали?

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

В июле Вячеслав Караваев взял два трофея с «Зенитом», в августе отдал два голевых паса (помог Азмуну с победным голом в ворота ЦСКА и выкатил Дугласу Сантосу в матче с «Тамбовом»), в сентябре забил сам – за сборную, королевским ударом по воротам сербов.

А затем выступил в интервью – кроме своего трансфера из «Витесса» и коронавируса Караваев рассказал «Снобу» о мотивации «Легенды №17», стереотипах о русских (Вячеслава просили привезти водку Stolichnaya и обращались к нему «товарищ») и походах на балет и оперу в Большой театр. 

Еще Караваев признался, что управляет простым авто, предоставленным «Зенитом» – дорогая машина ему не нужна.

«Езжу на клубном «Ниссане». Если честно, не очень хорошо разбираюсь в машинах. Мне, как мужчине, нравятся качественные марки. Может, у кого-то и есть мечта: взять себе ту желтенькую машину из жвачки «Турбо», которую в детстве по рублю покупали… Но у меня такой цели пока нет.

К роскоши отношусь спокойно: и «Ламборгини», и мой «Ниссан» ездят на четырех колесах, обе машины довезут меня до базы».

Вкладыши от жвачек – важный культурный феномен конца прошлого века (в Россию они пришли не в 80-е, как всюду, а с падением СССР). По оберткам Lazer молодежь изучала военную технику, с помощью Donald знакомилась с комиксами, Love is с детства учила здоровым отношениям.

Бонус к увлекательным фантикам – вкусная резинка, невиданная для советского времени. У Turbo она еще и имела узнаваемый рельеф – подражание следу протектора.

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

О какой машине из Turbo говорил Караваев? Что вкладыши значили в 90-е и кому они нужны сейчас? Узнали у коллекционера

Гамлет Ортиков, программист из Волгодонска и основатель крупнейшего в России сообщества коллекционеров вкладышей Turbo – в интервью Sports.ru: «Караваев сопоставляет «Ламборгини» и «Ниссан», так что я предполагаю, что речь о вкладыше с Lamborghini Diablo 1990 года выпуска. Желтых машин в Turbo я больше особо не помню, а эта сразу приходит на ум – очень яркая и узнаваемая модель. К тому же она из более поздней серии – то есть из нашего детства, такие отлично помнят российские мальчишки. А Караваев родился в 1995 году – такой вкладыш точно мог засесть [у него] в памяти. Кроме Lamborghini, кстати, в этой серии немного спорткаров.

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

Ранние серии выпускались в 80-х и в Россию не поставлялись. В каждой серии – от 50 до нескольких сотен вкладышей, каждый пронумерован (всего их около полутора тысяч). Любой из первой серии сейчас стоит очень дорого: по 10, 20, а то и 60 тысяч за штуку. Рекорд у нас – 65 тысяч за жвачку, а так-то может быть и 70-80 тысяч. У меня на руках есть два редких, третий вот завтра пойду забирать, четвертый попозже.

Если кому-то придет в голову продать первую серию, вполне можно заработать миллион рублей. 

Я нашел у себя вкладыш с Lamborghini – у него номер 203. [Сейчас] такие совсем доступные – по десять рублей: серия достаточно распространенная. 

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

В 90-е в России открылись рынки, на них стали попадать иностранные товары – и жвачка, до того у нас не распространенная. Пацаны обожали технику и ценили автомобили и мотоциклы – для нас была Turbo, для девочек – Love is, нежные картинки в привлекательном стиле. 

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

Жвачки стоили по рублю. При этом я не то чтобы скупал Turbo – чаще отец привозил из зарубежных командировок, или попадало в числе подарков на Новый год. Для меня жвачки были важны просто как шанс приобщиться – вкладыши собирали все. Чтобы кто-то не знал о Turbo, чтобы у кого-то не валялись дома вкладыши – невозможно. 

Это и вкусная жвачка, и завораживающие машинки, и детальное описание технических характеристик. У Lamborghini Diablo – такие: объем двигателя 5,7 литра, 492 лошадиные силы, максимальная скорость – 325 километров в час. А одно только название, сочетание слов – Lamborghini Diablo – прошло сквозь поколения и стало символом крутого суперкара.  

В эпоху популярности Turbo на дорогах (тем более у нас) было не так много автомобилей. А тут в упаковке жвачки за один рубль – фото тачек, которых мы никогда не видели. Многие машинки были представлены в виде прототипов – в реальности их вовсе не существовало. Модели казались футуристическими – можно было фантазировать, как ты гоняешь на этой Lamborghini. Разумеется, на полной скорости – хотелось-то самую быструю. 

Коллекция вкладышей Turbo – одна из самых крутых вещей нашего детства и, наверное, единственное, что у меня с тех пор сохранилось. К институту вкладыши отошли у меня на задний план. Вернулся я к ним в 2011 году. Не думал, что это выльется в крупную группу во «Вконтакте» и целый сайт – просто решил показать свои вкладыши. Ну поностальгирует кто-то, оценит – и ладно.

В итоге пошел отклик, диалог, я собрал коллекционеров из России, Украины, Белоруссии, Казахстана и так далее. Движение только растет, народ прибавляется, интерес медиа растет – а я превратился в организатора.

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

Общаемся с ребятами из Болгарии, Румынии, Венгрии – как раз оттуда идут редкие вкладыши. Постепенно дополняем свои коллекции, обмениваемся, перепродаем. В людях просыпается желание добить, собрать то, что не дособирали в детстве, раскопать редкое. Живая, ненакрученная аудитория группы – 6,5 тысяч участников, крайне активно собирают вкладыши где-то сотня-две.

У меня сохранились не только вкладыши, но и оригинальные жвачки тех лет. Разумеется, жевать их уже нельзя.

Штудирую крупные сайты вроде «Пикабу» и вижу: народ все чаще возвращается к прошлому, к тому, что делало их счастливыми. Одно время было единое мнение: нынешней молодежи вкладыши уже неинтересны, культура ушла. Но я замечаю, что к нам приходит много молодых людей. Любо продают коллекции отцов, либо сами вовлекаются. Думаю, через несколько лет молодое поколение поймет, как вкладыши были важны для в 90-х. 

У меня самого машины нет, я пока в процессе поиска».

Рассказывайте о своих вкладышах – не только с машинами!

К жвачке Final (турецкой, как и Turbo) прилагались футбольные вкладыши, были и другие – например, Cin-Cin Football или BomBibom.

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

Какую жвачку в детстве любили вы? А вкладыши собирали? Какая тачка из Turbo для вас символ роскоши? Ждем ваших теплых воспоминаний в комментариях!

Вот, например, рассказ фоторедактора Sports.ru Артема Шмелева: 

«В конце лета я приехал к бабушке, долго рылся в стенке (еще один символ 90-х, помните?) и нашел коробку с воспоминаниями о детстве. Почти как в «Амели». Вкладыши, наклейки, прописи, рисунки. Среди сотни фантиков с машинками и влюбленными нашел несколько странных вкладышей. Оказалось, это турецкие селебрити 90-х.

Приятные усатые ребята мне понравились и я выложил их в инстаграм (собрал 15 лайков). Вбил в гугл моего любимца Хусейна Алтына под №11. Узнал, что этот исполнитель турецкой народной музыки в 2016-м году сорвался с балкона и умер. Остальных гуглить не решился.

Жвачки нам с братом покупали родители. Вкладыши мы не выкидывали, а хранили в коробке от конфет «Тамбовский волк». Зачем, не знаю. В детстве я не задумывался о смысле коллекционирования, а просто хранил фотографию с Хусейном Алтыном. Но теперь смысл понятен: через 20 лет я ворвусь в пост Саши Муйжнека и узнаю в коментах, что мои турецкие звезды стоят миллионы».

Караваев рассказал про символ роскоши из детства – желтую машину из жвачки Turbo. Мы ее нашли и вспомнили культ вкладышей

«Ахмат» кутался в пледы Louis Vuitton прямо на матчах. Говорили, что стоят по 80 тысяч рублей – но, скорее всего, это паленка

Море вкладышей Final 90 и история блогера Sports.ru. Он собрал всех футболистов, кроме Андреаса Бреме!

«У меня был лысый Онопко, рыжий Скоулз и молодой Златан». Главные наклейки нашего детства

Драгоценный стикер Panini, отвергнутая продавщица газет и ненависть к Гусеву. Мы попросили коллег рассказать о футболе в их детстве

Фото: vk.com/fantiki_turbo/Юлия Парфенова, gamletus; people.onliner.by/Максим Тарналицкий; commons.wikimedia.org; instagram.com/artemshme; instagram.com/julius_shmelyova

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

1 × 1 =