И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Главный зритель матча «Ливерпуль» – «Лейпциг».

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Сегодня «Лейпциг» постарается организовать камбэк против «Ливерпуля» (первый матч проиграли 0:2). Вне зависимости от результата ответной встречи одного победителя этого противостояния можно назвать уже сейчас – это Ральф Рангник. 

Он больше не аффилирован с Red Bull, поэтому может просто насладиться футболом команд, вклад в построение которых он внес. В случае с «Лейпцигом» историю проговорили миллион раз. В случае с «Ливерпулем» влияние косвенное, но интересное.

Во-первых, Клопп многократно признавался, что Рангник был одним из тех, кем он вдохновлялся заочно. Любовь к тактике и зонной системе Юргену привил его ментор Вольфганг Франк, но Рангник еще сильнее верил в эти идеи и был эффективнее в их воплощении. Юрген не скрывает, что на стадии формирования идей изучал каждую его команду.

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Во-вторых, Рангник справедливо замечал, что Клопп чаще любого другого топ-тренера забирает футболистов, которые прошли через его систему, что еще сильнее подчеркивает родственность идей. На момент последнего такого замечания в составе «Ливерпуля» было 5 экс-игроков Ральфа – Жоэль Матип, Наби Кейта, Такуми Минамино, Садио Мане и Роберто Фирмино. Сейчас осталось трое (Минамино – в аренде, Матип – вне игры из-за травмы до конца сезона), но суть тезиса Ральфа понятна.

Рангник повлиял на Юргена – настолько, насколько это вообще возможно без совместной работы в одной команде. Еще более прямо Рангник повлиял на Нагельсманна. «Лейпциг» – самая гибкая команда Юлиана, а фундамент, который новый тренер не рушил, был заложен именно при Рангнике (речь даже не про сезон Ральфа в роли главного, а про глобальную работу).

Ральф никогда не был тренером уровня Клоппа или Нагельсманна. Комплименты Рангнику не означают, что он легко построил бы «Ливерпуль» Клоппа при наличии ресурсов или сам довел бы «Лейпциг» до уровня, на который команда забралась с Нагельсманном. Они лишь подчеркивают, что Ральф – визионер, который повлиял на историю немецкого футбола и позитивно пересекается почти со всеми тренерами. Даже более топовыми, чем он сам.

Это влияние чертовски интересно разобрать. Давайте проследим его как раз на примере Нагельсманна и Клоппа (хотя ими список вдохновившихся не ограничивается).

Рангник – самый эффективный пропагандист идеи зонного прессинга. Она изменила немецкий футбол и объединила всех тренеров новой волны

Ральф Рангник не был среднестатистическим футболистом, хотя бы потому что учиться на тренера начал уже в 20 (а к 25 уже был играющим тренером). Всю информацию он воспринимал критично и чувствовал, что вещи, на которых тогда стояли догмы, имеют массу пробелов и не отвечают на ключевой вопрос: как побеждать за счет тактики, а не на таланте или характере. 

«Уже тогда в 1978-м мне было очевидно, что, если я стану тренером, то не захочу играть 3-5-2 с либеро и персональной опекой. Я считал, что футбол должен быть более трудным и смелым. Чтобы найти ответы, мне пришлось изучить иностранных тренеров. Постепенно я открыл для себя Валерия Лобановского и Арриго Сакки. Они повлияли на мою идею ориентированного на мяч прессинга и зональной игры с четверкой защитников в линию. В 80-е и 90-е для Германии это было редкостью», – вспоминал Рангник.

Первый прорыв в тренерском сознании Рангника случился зимой 1983-го. Он был играющим тренером клуба «Виктория Бакнанг» (6-й дивизион). Команде повезло сыграть с киевским «Динамо» Лобановского. По словам Ральфа, все так удачно сложилось из-за места сборов. Матч был заранее запланированным – просто «Динамо» нужен был соперник поблизости. 

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Воспоминания Рангника: «Через пару минут после начала матча мяч ушел в аут. Я воспользовался этим моментом, чтобы пересчитать игроков «Динамо». Я был уверен, что что-то не так. У них в составе 13 или 14 игроков? Я раньше встречался с топовыми командами – конечно, мы всегда уступали им, но они по крайней мере эпизодически давали нам отдышаться. До «Динамо» я ни разу не сталкивался с командой, которая прессинговала системно».

Эта игра послужила вдохновением. Теперь Рангник понимал, что искать неочевидные для немецкого футбола преимущества надо в прессинге. Но как именно его организовать, понимания не было. И вряд ли оно могло возникнуть из одного матча, записи которого не существует. Копировать «Динамо» из-за закрытости советского футбола тоже было трудно.

Рангник постепенно нашел себе другой ориентир – Арриго Сакки.

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Изучить его получилось благодаря знакомству с Хельмутом Гроссом (старый друг и помощник Ральфа в большинстве клубов), у которого были итальянские друзья.

«Я купил самую дорогую приставку для записи и проигрывания кассет – ее продвигали как новинку. Очень скоро она сломалась, потому что мы бесконечно проигрывали одни и те же записи в попытках изучить Сакки и других тренеров», – рассказывал Гросс. 

«Рангник быстро пришел в восторг от идеи ориентированных на мяч компактных смещений всей команды», – вспоминал Хельмут. «Мы смотрели видео «Милана» Арриго Сакки, а на следующий день наблюдали немецкие матчи. На тот момент никто так не играл», – резюмировал сам Ральф. 

Важной поворотной точкой для продвижения идеи в массы стало выступление Рангника в эфире ZDF в декабре 1998-го. Тогда он тренировал скромный «Ульм», который с инновационными методами лидировал во второй Бундеслиге (в конце сезона пробились в высший дивизион). 

На тактической доске Ральф объяснил принципы смещения игроков в системе зонной ориентированной на мяч обороны при схеме 4-4-2 (как у «Милана» Сакки):

Ведущий выбрал положение мяча в теоретическом эпизоде, а Рангник объяснил, как должна смещаться команда. Вот ключевые моменты (станет понятнее, если читать, смотря видео):

• Сначала ближний к мячу нападающий выдвигается в направлении соперника с мячом – за ним должна по цепочке смещаться вся команда.

• Ближний к мячу фланговый полузащитник тоже выдвигается на соперника, а один из центральных полузащитников выдвигается в направлении мяча так, чтобы образовать треугольник с нападающим и фланговым полузащитником. 

• При правильном расположении фланговый и центральный полузащитники совмещают давление на мяч с перекрыванием линии передач на футболиста, рядом с которым они изначально находились. Вернуть мяч в центр при таком раскладе очень трудно. 

• Для поддержания компактности ближний к мячу защитник (в данном случае левый фланговый) выдвигается в полузащиту, чтобы все короткие варианты точно были перекрыты. Это компенсируется тем, что все футболисты с дальнего фланга по цепочке смещаются. Команда поддерживает компактность, а свободные зоны максимально далеки от положения мяча.

Сейчас это кажется банальностью. Даже тогда эти идеи работали в других лигах по 5-10 лет, но именно в немецком футболе царило поклонение звездам, персональной игре и культу либеро. Рангник описывал ситуацию так: «В 1995-м Франц Беккенбауэр сказал, что немецкие игроки не способны играть в зонную защиту с четверкой в линию, потому что не поймут принципы зонной подстраховки. Почему это вдруг мы должны были считать немецких футболистов глупее итальянцев или испанцев? Проблема была в нехватке тренеров, которым хватило бы смелости обучать такому футболу».

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Ожидаемо выступление Ральфа вызвало возмущение: «В 1998-м я, тогда еще тренер «Ульма» из второй Бундеслиги, пошел на ТВ говорить о плюсах линии из четырех защитников. И это в стране, которая дала миру либеро. Конечно, это посчитали, мягко говоря, смелой новинкой. Некоторые даже называли меня футбольным еретиком».

Рангнику особенно запомнились слова Феликса Магата: «Вся эта тактика нужна только плохим игрокам». Но вера самого Ральфа не пошатнулась. В другом выступлении он смело заявил: «Ориентация на мяч при обороне – основа всего. Команда должна находиться там, где находится мяч. Дайте мне 16 бегунов на среднюю дистанцию – и через четыре недели они будут играть в системе с ориентированной на мяч компактной зонной обороной».

К счастью, были и те, кто услышал Ральфа. Они продолжили нести идеи в массы и постепенно доказали преимущества современного подхода. Важным проповедником был Юрген Клопп, который работал ТВ-экспертом на ЧМ-2006. Он говорил те же вещи, но из-за харизмы и уровня аргументации его не получалось высмеять как сумасшедшего профессора (Рангника пытались). 

Отличное резюме революции Рангника дал Томас Тухель: «У Ральфа я научился тому, что необязательно следовать за нападающим соперника в туалет. Он был первым человеком, который толком объяснил нам это. Мы играли в третьем дивизионе – и его тактика заставляла нас выглядеть намного сильнее, чем мы были на самом деле. Мы не использовали персональную опеку и играли с четверкой в схеме 4-4-2 или 4-5-1. 

Это изменило абсолютно все. Даже сам процесс просмотра футбольных матчей после работы с Ральфом стал другим. Я получил абсолютно другой уровень понимания того, что происходит. И таким образом Рангник повлиял на очень многих».

А так изменения видит сам Ральф: «Примерно до 2000 года нас хвалили за традиционные немецкие ценности – за агрессивность и готовность грызть газон, если это нужно для победы, но не за тактику и стратегию. Не было ни одного немецкого тренера, на которого ориентировались бы именно в тактическом плане. Сейчас у нас есть Лев, Флик, Тухель, Клопп, Нагельсманн и, возможно, я. Это новое явление. Тренеры такого плана способны развивать игроков. Сакки и Кройфф великие, не только потому что повлияли на идеи других тренеров, но и потому что развивали команды и игроков».

В «Дортмунде» Клопп вдохновлялся «Хоффенхаймом» Рангника

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Идеи, которые продвигал Рангник повлияли, на такое количество тренеров, в том числе потому что они очень общие. Дают мощный современный фундамент, на котором можно построить нечто. 

По сути он внедрил зонный принцип построения обороны с максимальной компактностью – использовать его можно и при парковке автобуса, и при высоком давлении. На теоретическом уровне у Рангника постепенно появились последователи, а из-за провала сборной в 2000-м внутри страны осознали необходимость перемен (оставалось выбрать путь развития).

Чтобы идея стала по-настоящему всеобъемлющей, нужен был большой успех. Правильное сочетание смелости в реализации концепции, уровня команды и соответствия игроков стилю. Как позже выяснится, оптимальная комбинация – это высокий прессинг с тригерами для начала давления, которое стартует с работоспособных нападающих, а поддерживается всей командой (ака-футбол Клоппа). 

Даже пара пассажиров (или отказывающихся принимать концепцию футболистов) могли навредить и отпугнуть тренера от игры в полный прессинг. В результате все сводилось не к максимизации общей идеи, а к комбинированию идеи с маскировкой слабостей проблемных игроков. Результаты Рангника в этот период были достойными, но не выдающимися.

Кажется, Рангник лучше всех понимал, на что способна эта философия в режиме максимальной смелости. Чтобы полностью раскрыть ее потенциал, Рангник пошел в третью лигу с финансово амбициозным, только набиравшим обороты «Хоффенхаймом».

Ключевым условием была полная свобода Ральфа в комплектовании состава. Коллекционируя промоушен, Рангник приглашал необязательно лучших футболистов, а подходящих под концепцию. За два года он поднял клуб в Бундеслигу. 

Стартовал сезон-2008/09. Началась ключевая для немецкой тактической революции эпоха. «В «Хоффенхайме» и «Лейпциге» мы использовали очень четкий и смелый стиль, который сохранялся вне зависимости от зоны активности в матче и поведения соперника. В Германии первыми тренерами, которые поставили все на такой футбол, были Клопп и я», – вспоминал Рангник. 

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

К концу первого круга «Хоффенхайм» лидировал, играя в максимально смелом стиле. Теперь зонный базис сочетался с прессингом, который не только делал матчи ярче, но и служил атакующим оружием. За тот первый круг команда забила даже больше «Баварии» (42 мяча в 17 матчах). 

Во второй половине к ним адаптировались – получилось 7-е место, что тоже супер для первого сезона деревенского клуба в Бундеслиге. Стартовой вспышки хватило, чтобы показать плюсы философии и оказать взрывное влияние на лигу. И конкретно на Клоппа, который как раз начинал строить чемпионскую «Боруссию».

Юрген уже тогда был сторонником схожих идей. Клопп открыто признавался: «Наблюдение за Ральфом в 90-е помогло мне сформировать свой стиль». Но, как и Рангник до «Хоффенхайма», он не доводил прессинг до радикальной смелости. То есть принципы игры без мяча были теми же, но количество эпизодов тотального давления было заметно меньшим, чем сейчас. Уже тогда они впечатляли потрясающей синхронностью – и на фоне других немецких тренеров Клопп выглядел смелым, но не на фоне его будущих проектов.

Важнейшей поворотной точкой стало поражение «Боруссии» 1:4 в матче против «Хоффенхайма». В предматчевой программке через неделю Клопп написал: «То, как «Хоффенхайм» (Рангника) давил нас в прошлую субботу, должно стать ориентиром для нашей команды. Мы должны развить «Дортмунд» так, чтобы он смог прессинговать как «Хоффенхайм». 

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Футбол Клоппа в «Боруссии» еще только формировался, но именно «Хоффенхайм» показал ему возможности радикального прессинга в этой системе. Не детали, которые Юрген уже формировал сам, а направление – как когда-то Лобановский указал путь для поисков самому Рангнику. 

Для финализации нужен был большой успех. Им стали два чемпионства Юргена в «Боруссии». Идеи смелого, с зонным ориентированным на мяч прессингом ушли в массы. Эта стратегия не только помогала обороняться максимально высоко, но и напрямую создавала моменты. 

Философию в «Дормунде» Клопп формулировал так: «Подумайте: сколько передач полузащитнику нужно сделать перед тем, как он окажется в позиции, откуда можно отдать гениальный голевой пас? Гегенпрессинг позволяет отбирать мяч ближе к воротам соперника. Команда всегда в одном пасе от голевого момента. Ни один плеймейкер в мире не играет на уровне хорошего гегенпрессинга. Поэтому он так важен для меня».

«Гегенпрессинг стал немецким достоянием, а Клопп – примером для множества тренеров. Сейчас каждая команда в Бундеслиге использует гегенпрессинг. В сезоне-2015/16 минимум 10 из 18 клубов лиги играли в футбол Клоппа», – объяснял Тоби Эшер, автор книги об истории немецкой тактики «Vom Libero zur Doppelsechs».

Клопп заложил тренд и еще долго оставался лучшим в нем. Так его восхвалял Гвардиола: «Думаю, Клопп – лучший тренер в мире для построения команды, которая атакует четверку защитников соперника максимальным количеством игроков с самых разных зон. Его команды потрясающе интенсивно действуют с мячом и без мяча – этого трудно достичь.

Когда мы первый раз сыграли в Германии, я многому научился. Я увидел нечто новое и сразу же подумал: «Вау!» Он преподал мне отличный урок. Мы проиграли 2:4. Позже я немного научился контролировать его стиль, но это всегда трудно».

Разными путями Нагельсманн и Клопп пришли к похожим принципам

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Ральф Рангник был тренером «Хоффенхайма», когда 22-летний Нагельсманн получил работу в академии клуба. Он выполнял обязанности помощника тренера команды до 17 лет и заслужил несколько повышений, пока Рангник был в клубе. Сейчас Ральф говорит, что уже тогда видел в Юлиане «главный тренерский талант Германии». Возможно, преувеличивает, но он точно обратил на Нагельсманна внимание. 

С тех пор Рангник лишь убеждался в уникальности Юлиана. И именно поэтому в 2018-м убедил руководство «Лейпцига» не назначать постоянного тренера и дождаться Нагельсманна.

Позже Ральф объяснял логику: 

«Нашим главным кандидатом был Юлиан Нагельсманн. Он был доступен, но обещал «Хоффенхайму» отработать еще один сезон. Если бы мы поставили временного тренера на этот сезон, игроки могли бы воспринимать его как временщика. По сути я был единственным человеком, с которым не было такого риска, потому что почти весь состав собрал я. Мое назначение тренером на сезон и готовность ждать Юлиана – наши стратегические решения».

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Ставка на Нагельсманна оправдалась. Он вывел команду на новый уровень. «Лейпциг» – не только мощнейший на данный момент проект Нагельсманна, но и самая гибкая его команда. Важная причина: Юлиан унаследовал и охотно принял элементы философии Рангника (прессинг и вертикальный стиль) и добавил к этому собственные принципы. 

В одной лекции Джесси Марш (тренер «Зальцбурга») в деталях описывал особенности футбола Рангника. Вот ключевые мысли:

• Команда стремится забивать в течение 10 секунд после отбора. Можно быстрее, но на тренировках ориентируются именно на это время.

• Много работают над тем, что в структуре клуба называют quick play – «быстрая игра/быстрый розыгрыш». Сразу после потери футболисты должны расположиться так, чтобы разыгрывать заученные комбинации в 1-2 касания.

• Центральная зона – основа контратак. Ее перекрывают/насыщают сразу после отбора. Футболистам дается четкое указание держаться в ней и в момент развития быстрой атаки. 

• Ориентированный на мяч прессинг делает контратаки еще опаснее. Именно мяч выступает ориентиром зонного прессинга – такой прессинг обеспечивает большое количество игроков в одной зоне сразу после потери, что полезно для «быстрых розыгрышей».

Юлиан взял этот базис и добавил новые элементы, которые затрагивали принципы построения атаки (здесь на Нагельсманна сильно повлияла испанская концепция Juego de Posición). Также «Лейпциг» стал вариативнее в плане схем, но это тоже в первую очередь про атаку – принципы прессинга в любой формации сохраняются. 

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Нагельсманну было всего 11 в момент легендарного выступления Рангника на немецком ТВ, но он хорошо знает немецкую историю тактики: 

«Безусловно, Рангник и Клопп внесли большой вклад в развитие футбола в Германии. Оба привнесли в него особый стиль игры, который ранее практиковался в Италии Сакки и некоторыми другими тренерами.

В футболе всегда есть тенденции, которые приходят и уходят. Ральф начал активно использовать экстремальный прессинг и быстрые атаки еще в пятом по статусу дивизионе чемпионата Германии. Юрген Клопп проделал то же самое с «Майнцем» и «Дортмундом» в Бундеслиге. Он всегда называл гегенпрессинг лучшим плеймейкером.

После них след в немецком футболе оставил и Пеп Гвардиола, но он играл в футбол по-другому, хотя у него было и много общих принципов игры с Рангником и Клоппом. Его футбол отличался взаимодействием игроков в разных фазах позиционной игры в атаке. Система Гвардиолы также вывела футбол в Германии на новый уровень».

«Лейпциг» Нагельсманна – плод эволюции лиги на дистанции последние 10-15 лет. Здесь сочетаются принципы Рангника/Клоппа (которые Юлиан напрямую унаследовал от Рангника), умноженные на эффект Гвардиолы, на которого Нагельсманн ориентировался при построении модели позиционной атаки (эти сходства отмечал Анхелиньо, который поиграл у обоих). 

Каждый элемент сочетается с уникальными особенностями самого Нагельсманна и умножается на его способность максимально использовать гибкость этой команды. 

Интересно, что Клопп в «Ливерпуле» другим путем пришел к похожим вещам. Для Юргена идеальный прессинг по зонам и вертикальность – это базис. Он – лучший в построении этих механизмов. А сделать последний шаг к построению почти идеальной для современных реалий команды (а «Ливерпуль» последних двух лет был таковой) помогла конкуренция с Пепом. На дистанции последних 10 лет именно Юрген – главный и самый грозный оппонент Гвардиолы. Мы отдельно разбирали их взаимное тактическое влияние. 

В процессе постоянной конкуренции с Пепом (и за счет приглашения в штаб другого Пепа – Линдерса) Клопп построил собственную версию позиционной игры, которая делает больший упор на фланги. Детали адаптированы под качества, что сказывается на чужой трети, где всегда меньше структуры и больше импровизации, но система позиционной атаки схожая с Гвардиолой – и Пеп был одним из первых, кто это признал

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

По-разному главные системные тренеры современности пришли к необходимости сделать команду топовой в трех аспектах – высокий ориентированный на мяч зонный прессинг, вертикальность после высоких отборов (этот элемент изначально игнорировал Гвардиола, но постепенно перенял у Клоппа) и атаки через дисциплинированную позиционную структуру. 

Детали отличаются, но именно топовость в этих вещах (и отсутствие пассажиров как обязательное условие) делают эти команды такими мощными и цельными. «Ливерпуль» (здоровый, а не нынешний) и «Лейпциг» – мировая элита именно по уровню игры. По ресурсам – нет. Богатые клубы, но заметно уступают самым богатым в лиге. Оба клуба пробились в топ через тренерскую работу и идеально соответствующую стилю селекцию. 

***

Сам Рангник ни одну свою команду не довел до такого уровня. Смелые идеи позволяли его клубам прыгать выше головы, но ни одну прессинг-машину чемпионского уровня он так и не построил. 

«Посмотрите на атаку «Ливерпуля» – Мане, Салах, Фирмино. Изначально они совсем не машины для прессинга. Сенегалец, египтянин и бразилец. В их футбольном образовании этого не заложено. Но Клопп смог сделать из них лучших прессингующих форвардов планеты», – восторгался Рангник. Кажется, этого элемента (дара не только объяснять, но и убеждать) ему не хватало. 

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

«Я рано заметил, что футбольные идеи Клоппа и Рангника довольно схожи. Но было интересно установить и то, что они совершенно различные по характеру люди. Они абсолютно по-разному обращаются с командами, но их идеи и подход к футболу одинаковые. Именно Ральф самым первым оказал на меня влияние», – вспоминал Дэвид Вагнер (свидетель на свадьбе Клоппа и тренер одной из молодежных команд «Хоффенхайм» при Рангнике).

Огромное внимание этому аспекту уделяет не только Клопп, но и Нагельсманн. Юлиан считает, что на 70% успешность тренера определяется не тактикой, а «социальной компетентностью», куда входит и донесение идей до команды. 

Еще одна болевая точка тренерских проектов Рангника – позиционные атаки. Основная часть его карьеры пришлась на время, когда они еще не были так важны. Клопп мощно эволюционировал в последние годы, а Нагельсманн с первых дней показывал очень интересные идеи в этом отношении. 

Тут Ральфу до них далеко. И не только тут. Его идеальная роль – визионер. Он напрямую исполнил ее в большом проекте (Red Bull) и косвенно во всем немецком футболе.

И на Клоппа, и на Нагельсманна повлиял Ральф Рангник. Он изменил немецкий футбол, но его идеями воспользовались другие

Фото: Gettyimages.ru/Alex Grimm, Laszlo Szirtesi / Stringer, Alexander Hassenstein, Maja Hitij, Matthias Hangst, Jan Kruger / Stringer, Vladimir Rys, Thomas F. Starke / Stringer, Christof Koepsel; РИА Новости/Юрий Сомов ; globallookpress.com/STUDIO FOTOGRAFICO BUZZI SRL via/www.imago-images.de, imago sportfotodienst via www.im/www.imago-images.de

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

семнадцать + 19 =