Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

А еще – история развала «Амкара» изнутри. 

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

Вадим Евсеев – главный спикер российского футбола на карантине. Тренер «Уфы» ведет свой алфавит в инстаграме (на «х» у него справедливо был только один вариант) и дает интервью всем ведущим спортивным медиа – в том числе о Путине и Навальном.

Александр Дорский не спрашивал Евсеева о политике и крике души в Кардиффе – только о тренерском пути. Евсеев дважды становился помощником после работы главным, спасал тонущий «Амкар» (который тут же умер – но не по спортивным причинам) и чуть не уехал в Европу летом 2018-го. 

В марте 2019-го Евсеев возглавил «Уфу»: в прошлом сезоне остались в РПЛ через стыки, а в этом запрыгнули на девятое место, отобрав очки почти у всех топов.

В «Уфе» Евсеев мог оказаться раньше – с этого мы и начали.

***

– Впервые в «Уфе» вы оказались летом 2016-го – приезжали на стажировку к Виктору Гончаренко. Вы были знакомы по чемпионату Беларуси?

– Когда я играл за «Торпедо» Жодино, даже ходил на матчи БАТЭ Гончаренко в Лиге чемпионов. Конечно, визуально мы были знакомы, но до стажировки никогда не общались.

В 2016-м я работал помощником Гаджи Гаджиева в «Амкаре» и учился на категорию PRO – нужно было пройти стажировку в клубе РПЛ. Возможно, хотелось поехать к Курбану Бердыеву в «Ростов», знаю, что в то время многие ездили к Виллаш-Боашу в «Зенит», но я выбрал «Уфу». Позвонил Гончаренко, мы договорились – я сел в машину и проехал пятьсот километров от Перми до Уфы.

В «Уфе» я провел неделю – Гончаренко дал полный доступ к тренировкам, после них мы общались. Меня удивило, что даже после старта сезона он работал над тем, чтобы команда находилась в одной физической форме – было много упражнений с групповыми, а не командными действиями. В «Амкаре» мы работали иначе – там все закладывалось на сборах, а что-то докручивать могли в паузы на сборные.

– Что еще запомнилось?

– Приглашение Гончаренко на теоретическое занятие. Да, это было самое начало сезона, сыграли только тура четыре, но все-таки это «Уфа» и «Амкар» – прямые конкуренты. Поэтому я отказался – посчитал, что мое присутствие на теории «Уфы» будет неэтично.

– Летом 2018-го я слышал, что «Уфа» могла назначить вас главным тренером, но вы отказались. Прошлой осенью о возможности назначения летом 2018-го говорил уже Нобель Арустамян – правда, по его информации, «Уфа» сама выбрала Сергея Томарова. Как все было на самом деле?

– После закрытия «Амкара» я встречался с Шамилем Газизовым в Уфе. Он рассказал, что выбирает между мной и Томаровым. Тогда «Уфа» вышла в Лигу Европы – когда давать шанс своему тренеру, если не в такой ситуации?

Газизов был открыт и честен, поэтому у меня не осталось никаких обид. Через несколько месяцев мы встретились снова – так в марте 2019-го я стал главным тренером «Уфы». 

Евсеев возвращался в «Амкар» помощником после работы главным – зачем? Почему лучше тренироваться утром (пример от Гончаренко)

– В РПЛ как тренер вы появились зимой 2015-го – Гаджиев взял помощником в «Амкар». Много общались с ним после «Сатурна»?

– Вообще не общался, поэтому очень удивился, когда Гаджиев позвал в «Амкар».

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

Гаджиев любит, чтобы ему ассистировали молодые: Андрей Канчельскис, Омари Тетрадзе, Андрей Гусин. Насколько я понял, зимой 2015-го он хотел взять в «Амкар» двоих – сразу утвердили Андрея Каряку, а второго выбирали из шести кандидатов. Не знаю, почему выбрали именно меня.

Сначала мы занимались всем – даже помогали тренеру по физподготовке в тренажерном зале. Со временем Гаджиев, видимо, познакомился со мной и Карякой как тренерами: я стал больше отвечать за оборону, Андрей – за атаку. Иногда Гаджиев доверял мне проведение теории.

– Что для вас было самым сложным?

– Требовать с игроков. Можно сказать – и все, тогда восприятие у игрока одно. Тренер должен сказать, потребовать и объяснить, для чего он чего-то просит. «Ну, я же вам говорил», – конечно, этого недостаточно. 

Так что я сначала говорю, потом показываю и требую.

– То есть было тяжело понять, как нужно требовать?

– Нет, дело в отношении игроков. Один игрок «Амкара» как-то сказал: «Почему вы все время говорите мне? Этому не говорите, этому не говорите, а мне – всегда». Я объяснял, что другие могут делать то, что мы требуем, а этот игрок – нет.

Мое любимое выражение к этому игроку: «Ты играешь очень хорошо, когда делаешь ноль касаний». В итоге ситуация тяжело, но разрешилась, этот игрок стал меньше ошибаться. Это не только моя работа – я вносил то, что мы обсуждали с Гаджиевым. 

– Гаджиев ушел из «Амкара» в самом начале марта 2018-го, но уже зимой говорили, что сборы проводите вы и Каряка. Так и было?

– Летом 2017-го я работал главным тренером «Текстильщика», и тут внезапно позвонил Гаджиев: «Хочешь вернуться в «Амкар»? Я не всегда буду тут работать». Я вернулся, но функции отличались от того, что было в первый раз – теперь больше смотрел со стороны. Раньше мы всем занимались втроем, плюс был тренер по физподготовке, а осенью 2017-го штаб уже был шире – например, помощником главного тренера стал Горан Алексич.

Зимой 2018-го я проводил какие-то тренировки, но не считаю, что меня готовили к работе главным. Я же был главным в ПФЛ, пришел в «Амкар», где уже был – так что все было легко.

– Если бы Гаджиев во время предложения вернуться не сказал, что не будет работать в «Амкаре» вечно, вы бы вернулись в Пермь? Это же можно было воспринять как намек.

– Если бы мне предложили просто вернуться в «Амкар» или какой-то другой клуб РПЛ пригласил в качестве помощника, я бы остался в «Текстильщике». Мы выиграли 15 матчей из 19, проиграли только одну игру – это неплохой результат для ПФЛ, можно было развиваться.

Весной 2018-го все в «Амкаре» думали о Кубке России – в четвертьфинале мы играли дома с «Авангардом», в случае победы выходили на «Шинник», тоже сыграли бы в Перми. Да, мы проиграли «Авангарду», но я все равно не ожидал, что Гаджиев уйдет.

– Бывший полузащитник «Амкара» Павел Комолов рассказывал, что при Гаджиеве команда приезжала за четыре часа до тренировки, а при вас – за два. Первое – что можно делать четыре часа до занятия? Второе – почему вы изменили расписание?

– У Гаджиева тренировки в основном проходили вечером – 15, 16, 17 часов. Игроки приезжали, делали медицинские тесты (например, давление, вес), обедали, отдыхали и только потом выходили тренироваться. Я поменял время тренировок – стали работать в 11:30 или 12, поэтому приезжали даже не за два часа, а за час.

– Почему перенесли тренировки на первую половину дня?

– Контроль. Если человек отдыхает до пяти утра, мы же на тренировке понимаем, что он делал. Возможно, я это взял и от Гончаренко – у него были утренние занятия. Мне кажется, игроку легче с утра – проснулся, позавтракал, поехал на тренировку. К 15 часам он уже свободен.

Наверное, как игрок я не обращал особого внимания на распорядок. При Романцеве и Ярцеве «Спартак» заезжал на обед на базу. При Муслине «Локомотив» тренировался утром – мне было комфортно и так, и так.

Как разваливался «Амкар»: обещали премиальные, даже когда не платили три месяца. Оказывается, после Перми Евсеев чуть не уехал работать в Болгарию  

– В июне 2018-го вы говорили, что «Амкар» предложил новый контракт, поэтому верите, что все разрешится. Реально до последнего было непонятно, что команда развалится?

– У меня была задача – сохранить место в РПЛ. В последнем туре мы играли с «Ахматом», в раздевалку зашел президент Геннадий Шилов: «Если выиграете, я выбью такой мешок денег у администрации края». Он это сказал, хотя к тому моменту нам не платили уже месяца три.

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

Мы сыграли вничью и попали в стыки с 35 очками – такого никогда не было. После стыков позвонили, пригласили в клуб. Шилов провел собрание и сказал, что команда закрывается: «Работникам клуба выплатим деньги. Футболистам – может быть, когда-нибудь. Тренерам – то же самое».

– Когда-нибудь длится до сих пор?

– Какие-то деньги выплатили – по-моему, летом 2019-го. Не знаю, может, что-то продали из инвентаря, может, ФИФА перечислила деньги за участие Идову в чемпионате мира.

– Вы сильно переживали?

– Для меня закрытие «Амкара» было неожиданным – мне же действительно предложили контракт, причем после победы в стыках. С чем-то в нем я был не согласен – нужно было разговаривать. Если бы «Амкар» остался в РПЛ, а я бы не остался главным тренером из-за контракта, я бы вообще не представлял, что двигало людьми, которые назначали меня весной. Это было бы на их совести.

– Тогда же вы рассказывали и о предложении из Европы – не страна СНГ, но близкая по менталитету к России. Спустя почти два года можно раскрыть детали?

– Да, это был софийский ЦСКА. Позвонил Георги Пеев, рассказал об интересе клуба – мне купили билеты, в Софии встретился с хозяином ЦСКА. Как я понял, это такой болгарский Галицкий – все делает для футбола, построил отличную базу. Стадион, правда, старенький – я на нем играл за молодежную сборную России еще в 1997-м.

У них было два варианта – я и Нестор Эль Маэстро (фамилия при рождении – Йевтич, поменял ее в 2000-м – Sports.ru). Выбрали его.

– Ваши финансовые требования были одинаковыми для «Амкара» и ЦСКА?

– Я не помню курс на тот момент, но, по-моему, одинаковыми. Вероятно, для Болгарии та зарплата была бы большой – мне говорили, что ведущие игроки ЦСКА получают 13-14 тысяч евро. Для себя я не просил многого.

С руководством «Амкара» можно было найти компромисс – ультиматумов я не ставил.  

– В результате вы оказались в «Анжи» – помощником Магомеда Адиева. Совсем не было предложений?

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

– Нет, вообще ни одного. Потом я анализировал ситуацию, разговаривал с друзьями. Возможно, так получилось, потому что никто не ожидал, что «Амкар» закроют – даже если бы вылетели в ФНЛ, наверное, я бы остался. А так к середине июня почти все клубы уже были с главными тренерами.

Адиев пригласил в «Анжи» – я согласился, но предупредил, что уйду, как будет предложение о самостоятельной работе. Так и получилось.

– Не было желания дождаться этого предложения, не работая? Просто отдохнуть несколько месяцев.

– Я не так устал, чтобы отдыхать. Молодой, амбициозный, здоровый человек – чего мне отдыхать?

– Хотя бы ментально. Ваш первый самостоятельный опыт в РПЛ, вы остаетесь в лиге через стыки – и тут команду закрывают.

– Это же не от меня зависело – мне неделями нужно было переживать? Я очень быстро отхожу. Это жизнь.

– Вы дважды становились помощником после работы главным. Ваши ощущения отличались?

– Адиев говорил, что я не помощник, а такой же тренер, как он.

Я, конечно, чуть сдерживал себя, но мог остановить упражнение, что-то подсказать. Например, говорил Данилу Глебову, что нельзя всегда прыгать в подкате, когда не успеваешь – соперник же может споткнуться, мяч может отлететь в сторону, поэтому нужно бежать дальше. Сейчас Глебов неплохо выглядит в «Ростове», вызывается в молодежку – молодец.

Евсееву нравилась «Бавария» Гвардиолы, потому что Пеп подстроил игроков под себя. Считает, что с таким подходом уже не работал бы в «Уфе»

– Вас часто спрашивают, на кого вы ориентируетесь – всегда называете Гвардиолу, причем даже не в «Барселоне», а в «Баварии». Почему?

– У «Барселоны» была философия игры, плюс получилось, что к приходу Гвардиолы подошли Хави, Иньеста, Месси, Бускетс. С «Баварией» было по-другому – мы же помним, как, например, она играла при Хайнкесе.

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

При Гвардиоле несколько игроков «Баварии» стали играть на новых позициях, а вся команда адаптировалась к позиционному футболу и моментальному отбору после потери мяча.

– То есть «Бавария» нравилась больше, потому что Гвардиола подстроил игроков под себя?

– Да.

– Я немного смотрел ваш «Текстильщик» – там как раз команда играла во владение.

– Когда я пришел, мне сказали, что могу убрать любого игрока. Я попросил время – в результате к нам пришел только левый защитник Шилов из тульского «Арсенала». По подбору игроков тот «Текстильщик» был минимум в тройке в ПФЛ. Это были не просто неплохие футболисты – техника, интеллект, физика подходили для того, чтобы играть через мяч.

Чаще всего мы играли 4-4-2 с ромбом в центре поля. Если мяч был у крайнего защитника у центральной линии, он мог отдать проникающую передачу в середину на номинального флангового полузащитника или сделать передачу по флангу за спину, куда открывался нападающий. Если защитник получал мяч в полуфланге, полузащитник, наоборот, должен был держать ширину.

– Кого-нибудь приводили в пример в части перемещений при атаке?

– Да кого там показывать-то – вторая лига. У нас даже оператора не было, так что никого не показывал.

– В «Уфе» сразу решили, что будете играть по-другому?

– После прошлого сезона я думал, что у нас есть возможность перейти на четырех защитников. Летом ушли Пауревич (его никто не выгонял) и Салатич (у него закончился контракт), Неделчару уехал на молодежный чемпионат Европы – поэтому переход не состоялся.

Этой зимой на сборах мы играли в четыре защитника. Да, так «Уфа» больше владеет мячом, но любая потеря на чужой половине приводила к быстрой атаке соперника. Так что пока минусов больше.

– Прошлым летом Неделчару интересовалась «Рома». Чем он так крут?

– Мне рассказывали, что при переходе в «Уфу» Неделчару был высоким, но хилым. Сейчас он машина. Он так накачался, что мы ему уже говорим «Хватит». При этом он вообще не потерял в координации и скорости, мышление тоже осталось при нем.

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

Неделчару не совершает грубых результативных ошибок. Знаю, что его рассматривали российские топ-клубы. Зимой его звали в «Фулхэм» и «Уотфорд» – по словам Газизова, нас не устроила цена. Прошлым летом Неделчару звала «Брешия» – там в старте играет бывший защитник «Анжи» Чансельор. Неделчару сильнее по многим показателям.

Он любит и хочет играть в атаку – это видно по тренировкам. Но мы играем от лучших качеств всех игроков «Уфы». Были бы другие футболисты – точно играли бы в другой футбол.

– Несколько минут назад вы рассказывали, что «Бавария» Гвардиолы вам нравилась тем, что Пеп подстроил команду под себя. Разве между таким вкусом и фразой «Были бы другие футболисты – точно играли бы в другой футбол» нет противоречия?

– Противоречия нет, потому что все равно нужен определенный класс у игроков. В «Уфе» нет игроков, которые не могут остановить мяч, но если бы были – что мне от него требовать? Да, он может научиться останавливать, но пока пройдет время, он уже закончит с футболом.

Поэтому получается, что я подстроился под «Уфу». Если бы я гнул то, что хочу видеть, в команде уже был бы другой тренер.

Помните, все критиковали поле в Уфе? Говорят, из-за него Сысуев порвал кресты, но Евсеев винит себя – считает, что переборщил с нагрузками

– Сейчас я понимаю, что важно, кто сколько и чего сделал, кто и как пробежал, но никто не отменял визуальный контроль. Иногда нужно сделать меньше, чем запланировано, но не потерять игрока на месяц-два.

– Визуально – это очевидная усталость игрока?

– На определенном уровне усталости нужно работать – игрок же устает к концу таймов. Но я не люблю, когда игрок травмируется, потому что я его перегрузил.

– Получается, такое уже было?

– Моя заноза – травма Дмитрия Сысуева. Кто-то говорил, что она связана с полем – мы насыпали крошку, поэтому он порвал крестообразную связку колена во время интенсивных упражнений со сменой направления. Я на эти разговоры не обращаю внимания – значит, я должен был дать на одну серию меньше, и Сысуев бы не сломался.

Понятно, что до и после тренировок мы делаем тесты. Мне кажется, что если игрок не готов (например, по нефутбольным причинам), лучше пропустить день и завтра прийти с другим настроением. У Сысуева были нормальные показатели до травмы.

– Осенью Беленов называл поле в Уфе худшим в лиге, а вы рассказывали, что перед сезоном приезжали специалисты, которые и настояли на крошке. Этих людей пригласил клуб?

– Нет, это комиссия от РФС, которая приезжает перед каждым сезоном. Они посчитали, что нужно добавить крошки.

– Не подчиниться этому требованию нельзя?

– Мне кажется, все зависит от возраста поля. Если идет дождь, а поле возрастное, все превращается в кашу, как это было в матче с ЦСКА.

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

– На качество игры такое поле влияет?

– На игру может влиять, что на этом поле мы не только играем, но и тренируемся, а соперники не всегда проводят на «Нефтянике» даже предыгровое занятие.

Да, оно износилось: работаем мы, тут же тренируется «Уфа-2» и старшие возрасты школы. Газизов делает все, чтобы изменить ситуацию – с 15 мая должна была начаться замена газона. Думаю, «Уфа» решит этот вопрос.

– После матча с ЦСКА Беленов сказал: «Не знаешь, чего ожидать от поля». Разве это не признание того, что оно влияет на качество игры?

– Влияет погода – причем на обе команды. Если у вас натуральное поле, но в один день идет дождь, а в другой – солнце, у вас же будут разные условия? Так и здесь.

Например, мы пропустили от «Ахмата» – Анхель закинул мяч за шиворот Беленову. Это поле виновато? Нет. Все подумали, что Беленов. А там был ветер – я же был на стадионе, все чувствовал.

Я понимаю, если бы на «Нефтянике» был палас, как в «Лужниках» в 2000-х – с резиновой крошкой. А так не вижу глобальных проблем, эта тема не стоит серьезного обсуждения.

– Тогда последний вопрос по теме. Такое количество крошки влияет только на внешний вид поля и игроков?

– Наверное, да.  

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

Почему количество ударов в створ – плохая статистика. Проблемы «Уфы» с настроем после побед над топами 

– «Уфа» добивается прекрасных результатов против топов: четыре очка с «Зенитом», две ничьих с ЦСКА, ничья с «Локомотивом», домашние победы над «Ростовом» и «Спартаком». Вы говорили, что дело в командном настрое. После топов вы набрали одно очко в двух матчах с «Оренбургом», сыграли 0:0 с «Рубином», 0:3 от «Тамбова» – тут нет недоработки именно в части психологии?

– Во-первых, с нашей структурой легче убегать в контратаку против топ-команд. Если с командами послабее мы пытались завладеть мячом, нас самих ловили на быстрых атаках – например, «Оренбург» и «Тамбов».

Но главное – да, психология. Например, летом мы обыграли «Ростов», впервые в клубной истории выиграли у «Зенита», а потом – бац, и «Оренбург».

Есть и обратные примеры. В Кубке России мы играли с ЦСКА в гостях – у нас было пять стопроцентных моментов. На 90-й минуте Бизяк вышел один на один – не забил. Судья добавил три минуты, и ЦСКА забил. Такие матчи – самые сложные, мы понимали, что должны были выиграть, но все равно проиграли.

Через три дня у нас матч с «Локомотивом». На установке я сказал, «Ребята, не думайте, что вы не готовы. Вы готовы, но все идет от головы». Самое интересное – ни «Уфа», ни «Локо» не сделали замен. Почему на этом никто не сделал акцент? При этом по спринтам и ускорениям мы были сильнее «Локомотива». Кто-то скажет: «Вот у вас есть пространство, там вы зарабатываете свои скоростные показатели». Мне не важно, как мы их зарабатываем – важно, что они есть.

– Возвращаясь к матчам после топов – можно ли сказать, что где-то недоработали именно вы?

– Я не сторонник искусственного создания конфликта, а потом его разрешения, но, может быть, это поднимает эмоциональный фон.

Что конкретно нужно изменить, пока сказать не могу. Но то, что игроки в разном настроении приходят на тренировку после побед и поражений – факт.

– Лучший матч против топа – «Спартак» (1:0)?

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

– Мне кажется, весной мы провели три хороших матча. Например, «Краснодару» мы проиграли, но они ни разу не пробили в первом тайме.

После победы над «Спартаком» говорили: «Вот, «Уфа» ни разу не попала в створ». Какое это имеет значение, если игрок бьет из центра вратарской и не попадает по воротам? У него не было голевого момента? В другом случае игрок может пробить с центра поля и попасть – и вот вам удар в створ. Наверное, нужно считать предголевые ситуации.

«Уфа» полностью переиграла «Спартак», очень много и классно перестраивались в обороне. Автогол Рассказова – это же наша наигранная комбинация, мы всю неделю объясняли Кротову, что нужно простреливать на дальнюю штангу, не обращая внимания, есть ли там партнер. А «Спартак» создал остроту только за счет индивидуальных действий Бакаева и стандартов.

Приятно было победить «Ростов» (2:0), но там уже мы создавали за счет индивидуальных действий – Игбоун сыграл очень хорошо.  

Игбоун хотел уйти из «Уфы» еще в середине лета – Евсеев приводил пример из своей игровой карьеры. Чего не хватает команде после отъезда Слая

– Вы говорили, что у Игбоуна еще до «Динамо» было предложение от «Арсенала», но я все равно не до конца разобрался с хронологией. Тула хотела Слая еще до начала сезона?

– Кажется, да. «Уфа» получила предложение, ко мне пришел Газизов: «Мы не можем отпустить Игбоуна в команду, находящуюся почти на том же уровне».

Перед матчем с «Ростовом» мы объяснили Слаю, что отказываем Туле, но отпустим его при наличии предложения от более статусной команды. Я спросил у Игбоуна: «Ты готов сыграть с «Ростовом?» Он на меня посмотрел с большим удивлением: «Почему я должен быть не готов?»

Он сыграл, сделал дубль. Дня за четыре до игры с «Зенитом» я задал тот же вопрос, он ответил, что не готов. То есть мы были честны с Игбоуном, а он – с нами.

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

К концу августа у него были два предложения – от «Динамо» и «Краснодара». По каким-то причинам Игбоун выбрал «Динамо».

– В середине лета он был готов перейти в «Арсенал»?

– Да, Игбоун хотел уйти, он говорил об этом Газизову.

– Вы не боялись, что после отказа клуба может возникнуть конфликт? В вашей игровой карьере был похожий случай, когда вас не отпускали из «Торпедо».

– Нет. И реакция Игбоуна на вопрос о готовности перед игрой с «Ростовом» подтвердила, что все было в порядке. Перед «Зенитом» я действительно рассказывал ему свою историю: у меня было предложение, я хотел уйти, меня не отпускали. Поэтому сказал: «Как тренер я хочу, чтобы ты был у меня. Но как игрок я тебя полностью понимаю».

– Зимой вы говорили: «Раньше у нас был ярко выраженный нападающий, на которого мы старались играть, доставить ему мяч». Но ведь во всех матчах в начале сезона, кроме игры с «Ростовом», вместе с Игбоуном играл Козлов.

– Козлов очень хорошо провел предсезонку, поэтому выходил в паре с Игбоуном. Когда мы оборонялись, Козлов был верхним нападающим, а Слай чаще играл с опорником соперника. Мы разговаривали с Игбоуном – ему не нравилась такая роль, там приходилось выполнять больший объем. Он на него способен – приходил же в «Уфу» вообще крайним полузащитником, но желание все равно не то.

Матч с «Ростовом» показал, что Игбоуну лучше в центре атаки – там мы от него ничего не требовали в плане обороны, у него оставались силы на то, чтобы бороться до конца за мяч при атаках «Уфы».

Даже когда играл Козлов, больше длинных передач шло на Игбоуна, потому что он очень здорово цепляется за мяч. Сейчас этого качества нам не хватает – где-то нужно придержать мяч, где-то – заработать тактический фол. Пока достаточно много простых потерь – будем над этим работать.

***

– Вас очень часто спрашивают об отношениях с журналистами и ваших нестандартных ответах. Давайте затронем эту тему под другим углом: три вопроса, которые нельзя задавать тренерам?

– Первое – бесконечное повторение одного и того же вопроса. Осенью мне три-четыре раза задавали вопрос: «Почему не играет этот футболист?» Даже после победы над «Спартаком» первый вопрос был именно об этом.

Дорский расспросил Евсеева о взглядах на футбол: восхищение Гвардиолой в «Баварии», спорный стиль «Уфы» и бессмысленность подсчета ударов в створ

Второе – вопросы «Как вы будете играть? В какую схему?» во флэш-интервью перед игрой. Никто вам этого не скажет – потеря времени.

Третье – вопрос «Почему проиграли?» во флэш-интервью после матчей, особенно в которых проиграл. Ну, я могу ответить: «Соперник забил больше нас». Наверное, нужно покопаться поглубже, проанализировать данные и потом уже ответить на этот вопрос.

– Тогда финальное. Сколько вопросов вы бы выкинули из нашего разговора?

– Ни одного. Если бы что-то не понравилось, я бы просто не ответил. 

Мой телеграм-канал/твиттер

Последние интервью Дорского с главными тренерами:

Интервью Шаронова о «Рубине»: очень просто объяснил, что пошло не так и как реально устроена команда

«Сейчас тренерами в России руководит страх». Евгений Калешин, который привносит идеи Бьелсы в ФНЛ

Серьезный Григорян: разборы до 5 утра, анализ жестов и проблемы обороны в РПЛ

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович, Дмитрий Мухаметкулов, Алексей Даничев, Дмитрий Мухаметкулов; globallookpress.com/Dmitry Golubovich/Global Look Press; fc-amkar.org; fcufa.pro; fc-anji.ru

Источник: sports.ru

Добавить комментарий

*

1 + 13 =