Евгений Ройзман открыл приемную в Екатеринбурге. С какими вопросами пришли к нему люди


Сегодня Евгений Ройзман впервые после отставки с поста мэра Екатеринбурга провел личный прием в качестве общественника. Сейчас у него нет полномочий и возможности воздействовать на чиновников, не желающих работать, однако остались связи в разных сферах жизни, с помощью которых, уверен политик, можно решить проблемы людей, оказавшихся в трудной ситуации. За первые четыре часа приема к нему в офис «Фонда Ройзмана», открытого в прошлые выходные на Толмачева, 11, пришли 42 человека с самыми разными вопросами. О чем они просили Ройзмана и как он пытался решить вопросы — в репортаже Znak.com.

К 12 часам дня у дверей приемной Евгения Ройзмана, в небольшом и темном коридоре за перегородкой с затонированным стеклом (здесь когда-то сидела охрана здания), собрались десять человек разного возраста. В кабинет их приглашал сам Ройзман по одному. Люди задерживались за дверями от 5 до 30 минут.

«Как может государство вести бизнес, заключать контракты? Ведь если бизнес прогорит, обанкротится и государство», — объясняла соседям по очереди во время ожидания пожилая Нонна Беляева. Как рассказала она корреспонденту, у нее к Ройзману деловое предложение — войти в совет общественных организаций, который бы диктовал свои условия органам исполнительной власти.

Евгений Ройзман открыл приемную в Екатеринбурге. С какими вопросами пришли к нему люди

У других же пришедших на встречу людей были более прозаичные проблемы. Так, например, в очереди сидела женщина, жаловавшаяся, что ей прислали платежки за ЖКХ, хотя в комнате по факту никто не проживал. Павел просил Ройзмана помочь ему с поиском работы. Владимир пожаловался на бездействие властей из-за того, что власти города не вернули ему гараж, который 10 лет назад снесли вместе с машиной, находившейся внутри. Алексей спрашивал совета, как вести себя, если прокуратура начнет проверять, почему они собрали деньги с жителей своего поселка на проект газификации, но газ так и не провели из-за отсутствия согласования с властями.

Но были и посетители со сложными историями. В числе первых в кабинет вошла 24-летняя Алена. Свое детство она провела в малоистокском детдоме. Замуж вышла в 16 лет, родила троих детей, старшему из которых уже 5 лет. Сейчас ее семье катастрофически не хватает денег, так как приходится снимать двухкомнатную квартиру в Чкаловском районе за 15,5 тыс. рублей. Очередь на жилье, которое положено ей как воспитаннице соцучреждения, двигается по пункту в год. Но есть проблема и серьезнее, говорит Алена. Дело в том, что владелец съемной квартиры не желает регистрировать в доме ее детей, из-за чего ребята не могут ходить в детский сад.

«В детсад же не берут без прописки, а прописана я до сих пор в детском доме. Мне по месту прописки дали садик в Шабрах. От моего дома до туда 60 км, возить детей туда я не могу. Я ходила в отдел опеки за помощью, мне напрямую там говорили: „Зачем вы столько родили? Вы же понимаете, в каком положении вы находитесь, зачем же жалуетесь?“» — рассказывает она.

Ройзмана эта ситуация поразила, он выругался, а после позвонил специалисту департамента образования, которая согласилась помочь с детским садом, затем направил Алену на встречу с юристом уполномоченного по правам человека Свердловской области.

Позже выяснится, что юрист не особо помог — за квартиру придется бороться в суде, однако для решения проблемы с детским садом никаких препятствий в мэрии не нашли. «Это сложная история, ее несколькими звонками не решить. Мы отследим ситуацию, свяжемся с Аленой еще раз, а дальше будем думать, как действовать», — сказал политик.

Иван Задорин вошел к Ройзману со своим трехлетним сыном Велесом. Когда-то Иван работал промышленным альпинистом. Мужчина рассказывал: пытался браться ради денег за любую работу, отправлялся на север, выходил на высоту в -30 градусов. И в конце концов застудил почки. Теперь у Ивана инвалидность третьей группы. Врачи не стали ограничивать его в работе, однако сам он признается, что ему и на второй этаж трудно подняться без передышки.

Впрочем, первый вопрос Задорина был связан не со своим трудным положением. «Я хочу помогать людям, быть благотворителем. Как это правильно сделать? — задал вопрос мужчина. — У меня нет своих денег, но я хочу организовать сбор средств в соцсетях, чтобы покупать на эти деньги одежду для бездомных». «Это неправильно, сначала помоги себе», — ответил Ройзман и организовал ему встречу с врачом областной больницы, который должен проверить, все ли в порядке с категорией инвалидности человека. Такому повороту событий мужчина был не очень рад. При выходе он сухо сообщил людям, что ему удалось решить «очень малую» часть вопросов.

Другим посетителем общественной приемной стал Владимир Ясников, тренер из УрФУ. Он рассказал, что один из его подопечных, Алексей Лаптев, показывает очень хорошие результаты в беге. «Он превосходит всех, при наличии должных условий он станет лидером и составит конкуренцию спортсменам на западе», — с улыбкой рассказывал мужчина. Однако условий нет, и на сборы в Адлер им приходится ездить за собственные средства. «Мы договорились с арендой жилья и получили 300 рублей на питание. Нам нужно хотя бы 30 тыс. рублей, чтобы с голоду не умереть», — попросил Ясников. Ройзман обещал ему подумать, кто из его знакомых сможет проспонсировать тренировки.

Вопросы жизни и смерти задавали не все посетители. Так, Дмитрий Кошкин, владелец одного из магазинов спортивного инвентаря, задумал проводить на манеже УрФУ бесплатные беговые тренировки, однако ему не согласовала вопрос служба безопасности университета. Проблема решилась одним звонком: начальник «безопасников» как минимум согласился выслушать Дмитрия и найти компромисс.

Непрерывный прием продолжался до 4 часов вечера — только тогда поток посетителей ненадолго прервался. За это время Ройзману рассказали 42 истории, около 10 из которых требуют детального решения, которым займутся сотрудники фонда. Впрочем, политик не выглядел уставшим — он словно скучал по такому формату общения с горожанами.

«В этом есть элемент спорта. Ведь нужно за короткое время выслушать человека, понять, в чем его проблема, и принять решение. У меня сегодня ясная голова, я вижу, что нужно делать, нахожу контакты, — объяснял Ройзман, почему начал принимать людей. — Бывают ситуации, когда действительно надо помогать, и я как-то умею в этом разобраться. Я всегда найду, как это сделать. Последние пять лет я работал в статусе мэра, но вопросы людей я решал по личным контактам. Может быть, статус мэра немного помогал. Но до того, как я стал мэром, я решал вопросы без какого-либо статуса».

«И еще один момент: есть замечательная русская пословица: была бы явка — партия найдется. Когда появляется место сбора, появляются волонтеры, желающие помочь, у нас расширяются возможности», — добавил он.

По материалам: znak
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *