Почему Россия изменила свое отношение к строительству Транскаспийского газопровода?


Почему Россия изменила свое отношение к строительству Транскаспийского газопровода?

Почему Россия, которая 15 лет решительно возражала против строительства Транскаспийского газопровода, изменила свою позицию? Ведь Туркменистан по-прежнему остается потенциальным конкурентом России на европейском газовом рынке, говорится в статье, опубликованной азербайджанским новостным агентством Trend.


Как пишет автор статьи Азер Ахмадбайли, в декабре 2017 года замминистра иностранных дел Азербайджана Халаф Халафов впервые публично заявил о том, что проект конвенции о правовом статусе Каспийского моря включает, среди прочего, положение, согласно которому прибрежные государства имеют право строить трубопроводы по морскому дну Каспийского моря. При этом согласие требуется только тех государств, в зоне которых пройдет трубопровод. А это означает «зеленый свет» для экспорта туркменского газа в Европу через планируемый Транскаспийский газопровод из Туркменистана в Азербайджан.

В конце июня президент России Владимир Путин подписал распоряжение об одобрении проекта конвенции, который подпишут все прибрежные государства в начале августа. Автор статьи выделяет несколько факторов, которые, по его мнению, повлияли на смену позиции России по отношению к проекту.

Во-первых, это договоренности с Евросоюзом, который поддержал инфраструктурный проект Туркменистана. В конце марта Еврокомиссия заявила, что нет юридических оснований для противодействия строительству российского газопровода «Северный поток-2», что означает отказ от попыток помешать реализации этого проекта.

Строительство «Северного потока-2» полностью отвечает энергетическим интересам России, а Евросоюз, в свою очередь, получает новый долгосрочный и стабильный источник поставок туркменского газа через альтернативный маршрут в обход России, пишет Ахмадбайли. Этот проект повысит конкурентоспособность и снизит цены на газ для европейских потребителей и в целом усилит энергетическую безопасность ЕС, отмечает он. Возможно, ставки были совсем другими, оговаривается автор, но факт остается фактом — два давно обсуждаемых энергетических проекта одновременно сдвинулись с мертвой точки.

Второй фактор — Иран, который со своими огромными запасами газа, пожалуй, является главным конкурентом Москвы. И именно это государство может оказать реальное влияние на снижение энергетической зависимости Европы от России. Кто знает, какой завтра будет международная обстановка и как будут развиваться отношения Ирана с Западом? А любой диалог с Ираном всегда был делом нелегким и в этом смысле Туркменистан гораздо более удобный переговорщик для России, отмечает Ахмадбайли.

И третий фактор — Китай, где в ближайшее десятилетие ожидается сокращение потребления угля в пользу природного газа. В этой ситуации Китаю потребуется больше газа из Туркменистана, что явно не в интересах России, которая собирается поставлять свой газ в Китай по строящемуся трубопроводу через Сибирь.

Россия поняла, что если Туркменистан — 4-я крупнейшая в мире страна по запасам природного газа — превратится в китайскую сырьевую базу, это негативно скажется на объеме и цене будущих поставок российского газа в Китай по трубопроводу «Сила Сибири». Тогда как подписание Конвенции о правовом статусе Каспия вовсе не означает, что строительство Транскаспийского газопровода начнется очень скоро. По нему осталось еще немало вопросов и все они требуют времени и тщательного изучения.

По материалам: rcmm
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *